Home / СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА / Судебная практика по ст. 20.28 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 20.28 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 20.28 КоАП РФ обжалование штрафов за организацию деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого принято решение о приостановлении его деятельности

 

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА УЛАН-УДЭ

РЕШЕНИЕ
26 июня 2017 года г. Улан-Удэ
Судья Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Урбашкиева Э.К., при секретаре Т., рассмотрев в судебном заседании жалобу Г. на Постановление по делу об административном правонарушении от 04.05.2017 г., вынесенное мировым судьей судебного участка N 3 Железнодорожного района г. Улан-Удэ в отношении Г. по ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Железнодорожного района г. Улан-Удэ от 04.05.2017 г. Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ, и привлечен к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 1 000 руб..
В Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ поступила жалоба Г. на указанное Постановление, в которой он просит обжалуемое Постановление отменить, производство по делу прекратить.
В обоснование жалобы заявитель указал, что распоряжение Минюста РФ о приостановлении деятельности он не получал и о нем не знал, распоряжение Минюста РФ о приостановлении деятельности является индивидуальным ненормативным актом и законной силы не имеет, обжалуемым Постановлением суд несправедливо приравнял его интервью на телевидении к экстремистской деятельности.
В судебном заседании Г. и его защитник Г А.В. жалобу поддержали, просили отменить обжалуемое Постановление, прекратить производство по делу.
Должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении С. полагал жалобу необоснованной и не подлежащей удовлетворению.
Выслушав заявителя Г., его защитника Г А.В., должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении С., исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.
Из протокола об административном правонарушении от 14.04.2017 г. следует, что 03.04.2017 г. около 14 часов Г. от лица руководителя местной религиозной организации «<данные изъяты> г. Улан-Удэ дал видео интервью телекомпании «…», являющейся государственным СМИ, в нарушение распоряжения…-Р от 15.03.2017 г. Министерства юстиции России о приостановлении деятельности религиозной организации «<данные изъяты>» и входящих в ее структуру местных религиозных организаций «Свидетели Иеговы» в части, касающейся запрета использования государственных и муниципальных средств массовых информаций, тем самым нарушил требования ст. 10 ФЗ от 25.07.2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности».
Постановлением от 04.05.2017 г. Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ, назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 1 000 руб..
Суд объективно не усматривает оснований для привлечения Г. к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ.
Согласно ст. 20.28 КоАП РФ организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, а также участие в такой деятельности, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа на организаторов в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на участников — от пятисот до одной тысячи рублей.
В обжалуемом Постановлении мировой судья не указал, по каким основаниям он пришел к выводу о том, что со стороны Г. имело место организация деятельности религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности. Из содержания Постановления следует, что административный штраф назначен Г. как организатору такой деятельности.
Между тем суд не находит оснований для вывода о наличии в действиях Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ.
Распоряжением МЮ РФ от 15.03.2017 г….-р с 15.03.2017 г. приостановлена деятельность религиозной организации «<данные изъяты>», при этом определено, что с момента приостановления деятельности в том числе местным религиозным организациям, входящим в ее структуру, запрещено пользоваться государственными и муниципальными СМИ, организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирования и иные массовые акции или иные публичные мероприятия.
Следовательно, объективную сторону данного правонарушения составляют те действия, которые перечислены в Распоряжении МЮ РФ…-р, однако в данном случае таких действий со стороны Г. не установлено.
Г. по существу не нарушался запрет, установленный данным Распоряжением…-р.
Как следует из материалов дела, телеканал «Альтернативное телевидение Бурятии» не является государственным средством массовой информации.
В соответствии со ст. 3 Федерального закона от *** N 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» под государственным федеральным средством массовой информации понимается средство массовой информации, учредителем которого выступает федеральный орган государственной власти; под государственным региональным средством массовой информации понимается средство массовой информации, учредителями которого выступают федеральные органы государственной власти совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации либо только органы государственной власти субъектов Российской Федерации.
Согласно материалам дела соучредителями СМИ «…» с формой распространения: телеканал, зарегистрированного 04.09.2014 г., являются АНО «…» и ООО РА «…», то есть юридические лица, а не органы государственной власти.
Следовательно, запрет, указанный в Распоряжении МЮ России от 15.03.2017 г., на использование государственных СМИ, о котором указано в протоколе об административном правонарушении, Г. не нарушался.
Согласно ст. 2 ФЗ от 19.04.2004 г. N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» публичное мероприятие — открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений, в том числе с использованием транспортных средств.
Исходя из понятия публичного мероприятия, изложенного выше, факт дачи Г. видео интервью телеканалу, не являющемуся государственным СМИ, не является публичным мероприятием.
Таким образом, и в этой части запрет, указанный в Распоряжении МЮ России от 15.03.2017 г., на проведение публичного мероприятия, Г. не нарушался.
Согласно Уставу местной религиозной организации Свидетелей Иеговы г. Улан-Удэ цели и задачи организации — совместное исповедание и распространение веры Свидетелей Иеговы, формы деятельности организации — координация проповеднической деятельности по исповеданию и распространению веры, подготовка и проведение богослужений, религиозных собраний, распространение религиозной литературы, печатных, аудио и видео материалов религиозного назначения и т.д.
Из содержания видео интервью, которое дал Г. телеканалу, также нельзя сделать вывод о том, что им осуществлялась каким-то образом деятельность по распространению веры, в данном случае он лишь ответил на вопрос журналиста о принятых ими мерах в связи с приостановлением деятельности Свидетелей Иеговы, что не запрещено законом.
При этом здесь необходимо отметить, что Г. не по своей инициативе выступил на телеканале, а лишь в связи с обращением к нему журналиста данной телекомпании, тогда как согласно понятию публичного мероприятия, изложенного в ст. 3 ФЗ N 54-ФЗ, публичное мероприятие осуществляется по инициативе граждан, объединений, что в данном случае отсутствует.
Таким образом, принимая во внимание, что Г. не осуществлялась какая-либо деятельность, связанная собственно с распространением вероисповедания в виде публичных мероприятий, не был нарушен запрет, установленный в Распоряжении МЮ РФ N 320-р, суд объективно не усматривает в действиях Г., указанных в протоколе об административном правонарушении, состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.28 КоаП РФ (отсутствует объективная сторона, вина).
Законных оснований для привлечения Г. к административной деятельности по изложенному в протоколе факту дачи видео интервью телеканалу «…» судом не усматривается.
При таких обстоятельствах суд полагает Постановление по делу об административном правонарушении от 04.05.2017 г., вынесенное мировым судьей судебного участка N 3 Железнодорожного района г. Улан-Удэ, отменить, производство по делу прекратить на основании п. 2 части 1 ст. 24.5 КоАП РФ.
В связи с вышеизложенным, руководствуясь ст. 30.7 КоАП РФ, суд

решил:

Постановление по делу об административном правонарушении от 04.05.2017 г., вынесенное мировым судьей судебного участка N 3 Железнодорожного района г. Улан-Удэ в отношении Г. по ч. 1 ст. 20.28 КоАП РФ, отменить, производство по делу прекратить в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Постановление может быть обжаловано в Верховный суд Республики Бурятия через Железнодорожный районный суд г. Улан-Удэ в течение десяти суток со дня его получения.

Судебная практика по ст. 20.28 КоАП РФ

положительная:

Решение Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 18.07.2017

Все о земельных спорах