Home / СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА / Судебная практика по ст. 18.13 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 18.13 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 18.13 КоАП РФ обжалование штрафов за незаконная деятельность по трудоустройству граждан Российской Федерации за границей

 

БУДЕННОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

административное дело
N 12-192/2016

РЕШЕНИЕ
по жалобе на постановление об административном правонарушении
09 декабря 2016 года город Буденновск
Буденновский городской суд Ставропольского края в составе:
председательствующего судьи Шишкина В.А.,
при секретаре К.,
с участием:
представителя Государственного унитарного предприятия Ставропольского края «» ФИО1, действующей на основании доверенности,
представителя Департамента Федеральной службы в сфере природопользования по Северо-Кавказскому федеральному округу С., действующей на основании доверенности,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по жалобе и.о. генерального директора ГУП СК «» на предписание N об устранении нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и нарушений природоохранных требований от ДД.ММ.ГГГГ, представление N об устранении причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ и постановление N о назначении административного наказания от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенные государственным инспектором Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н.,
которым ГУП СК «» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 18.13 КоАП РФ, и подвергнуто наказанию в виде административного штрафа в размере <данные изъяты> рублей,

установил:

Постановлением Главного государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н. от ДД.ММ.ГГГГ N о назначении административного наказания ГУП СК «» признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 8.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), выразившееся в нарушении правил водопользования, а именно а именно в ходе проведения плановой выездной проверки были привлечены эксперты организации Буденновского отдела инструментального контроля филиала ФБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» — «ЦЛАТИ по Ставропольскому краю», отобраны пробы сточной и природной воды: ДД.ММ.ГГГГ:
— в пробе N (сброс в р. Кума), установлены превышения содержания загрязняющих веществ по сравнению с ПДК рыбохозяйственных объектов: по сульфат-иону в <данные изъяты> раза по фосфат-ион в <данные изъяты> раза, по нитрит-иону в <данные изъяты> раза;
— в пробе N (сброс в р. Кума), установлены превышения содержания загрязняющих веществ по сравнению с ПДК рыбохозяйственных объектов: по сульфат-иону в <данные изъяты> раза по фосфат-ион в <данные изъяты> раза, по нитрит-иону в <данные изъяты> раза;
— в пробе N (сброс в р. Кума), установлены превышения содержания загрязняющих веществ по сравнению с ПДК рыбохозяйственных объектов: по сульфат-иону в <данные изъяты> раза по фосфат-ион в <данные изъяты> раза, по нитрит-иону в <данные изъяты> раза с назначением административного наказания в виде штрафа в размере <данные изъяты> рублей.
Также указанным должностным лицом в отношении ГУП СК «» было вынесено представление N об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ.
Не согласившись с постановлением и предписанием и.о. генерального директора ГУП СК «» Б. в суд подана жалоба (с учетом уточнений), в которой указано, что он считает вышеуказанное постановление и представление незаконными, вынесенными с нарушением норм материального права по следующим основаниям.
В соответствии с пунктом 6 статьи 12 Федерального закона от 26.12.2008 года N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», органы государственного контроля (надзора), органы муниципального контроля привлекают к проведению выездной проверки юридического лица, индивидуального предпринимателя экспертов, экспертные организации, не состоящие в гражданско-правовых и трудовых отношениях с юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем, в отношении которых проводится проверка. Пунктом 8 части 2 статьи 20 Федерального закона от 26.12.2008 года N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» указано, что участие в проведении проверок экспертов, экспертных организаций, состоящих в гражданско-правовых и трудовых отношениях с юридическими лицами, в отношении которых проводятся проверки, является грубым нарушением требований по проведению проверок.
Кроме того, согласно пункту 1 статьи 20 указанного закона, результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя. Пунктом 4 Приказа начальника Департамента от ДД.ММ.ГГГГ N «О проведении плановой выездной проверки в отношении юридического лица — государственного унитарного предприятия» в редакции приказа от ДД.ММ.ГГГГ N «О внесении изменений в приказ Департамента Росприроднадзора по СКФО» от ДД.ММ.ГГГГ N к проведению проверки в качестве экспертной организации привлечены ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» — ЦЛАТИ по Ставропольскому краю и ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО»-ЦЛАТИ по Кавказским Минеральным Водам (аттестаты аккредитации испытательной лаборатории N от ДД.ММ.ГГГГ., N от ДД.ММ.ГГГГ., выданные Федеральной службой по аккредитации), а также их работники в качестве экспертов. Указанными организациями в ходе проверки проводились отборы проб, обследования объектов окружающей среды и объектов производственной среды для проведения их исследований, испытаний, работниками указанных организаций также давались экспертные заключения. При этом, в период проведения проверки ГУП СКВ и ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» — «ЦЛАТИ по Ставропольскому краю» состояли в гражданско-правовых отношениях:
1) заключен договор N от ДД.ММ.ГГГГ на выполнение работ по разработке проекта нормативов допустимого сброса веществ и микроорганизмов в водные объекты;
2) заключен договор подряда от ДД.ММ.ГГГГ N на разработку проектов обоснования санитарно-защитных зон и получение санитарно-эпидемиологического заключения, договор действует до ДД.ММ.ГГГГ;
3) заключены договоры от ДД.ММ.ГГГГ N, N, N, N на разработку проекта нормативов допустимого сброса веществ и микроорганизмов в водные объекты — пунктом 9.1 договора определено, что договор вступает в силу с момента его подписания и действует до ДД.ММ.ГГГГ;
4) заключен договор N от ДД.ММ.ГГГГ и иные.
В соответствии с частью 1 статьи 20 Закона N 294-ФЗ результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом обязательных требований и требований и подлежат отмене судом на основании заявления юридического лица.
Гражданское законодательство не предусматривает приостановления действия заключенного договора или сделки. Такой вариант, как временное прекращение действия договора, в ГК РФ также отсутствует. В соответствии со ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства. Для некоторых видов договоров подзаконными актами предусмотрено приостановление действия договора (п. п. 46, 47 Правил оказания услуг связи для целей телевизионного вещания и (или) радиовещания, утвержденных постановлением Правительства РФ от 22.12.2006 года N 785, п. 121 Правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.05.2005 года N 310).
В отношении договоров, заключенных с ЦЛАТИ, возможность приостановления действия нормативно не предусмотрена. В этой связи, тот факт, что некоторые из заключенных между предприятием и ЦЛАТИ договоров приостановлены, а также сам предмет данных договоров, значение не имеет.
ГУП СК «» предписанием N, вынесенным до постановления N, было указано «При осуществлении деятельности на сбросе в р. Кума концентрации загрязняющих веществ привести в соответствие с нормативно допустимыми».
Факт превышения содержания загрязняющих веществ по сравнению с ПДК рыбохозяйственных объектов подтверждается протоколом испытания (измерений) воды от ДД.ММ.ГГГГ N.
Тогда как по общему правилу, нормирование качества воды состоит в установлении для воды водного объекта совокупности допустимых значений показателей ее состава и свойств, в пределах которых надежно обеспечивается здоровье населения, благоприятные условия водопользования и экологическое благополучие водного объекта.
Нормы качества поверхностных вод согласно действующему законодательству (Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», СанПиН 2.1.5.980-00 «Гигиенические требования к охране поверхностных вод», ГН 2.1.5.1315-03 «Предельно-допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования», Приказ МПР РФ от 17 декабря 2007 г. N 333 «Об утверждении методики разработки нормативов допустимых сбросов веществ и микроорганизмов в водные объекты для водопользователей»), устанавливаются для условий хозяйственно-питьевого, коммунально-бытового и рыбохозяйственного водопользования.
К хозяйственно-питьевому водопользованию относится использование водных объектов или их участков в качестве источника хозяйственно-питьевого водоснабжения, а также для водоснабжения предприятий пищевой промышленности.
К коммунально-бытовому водопользованию относится использование водных объектов для купания, спорта и отдыха населения, а также иное использование водных объектов, находящихся в черте населенных мест.
К рыбохозяйственному водопользованию относится использование водных объектов для обитания, размножения и миграции рыб и других водных организмов.
При этом, рыбохозяйственные водные объекты или их отдельные участки, используемые для воспроизводства, промысла и миграции рыб подразделяются на три категории.
Согласно статье 17 Федерального закона от 20.12.2004 года N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» к водным объектам рыбохозяйственного значения относятся водные объекты, которые используются или могут быть использованы для добычи (вылова) водных биоресурсов. Категории водных объектов рыбохозяйственного значения и особенности добычи (вылова) водных биоресурсов, обитающих в них, устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства.
При этом, значения предельно допустимых концентраций (ПДК) для хозяйственно-питьевого объекта и рыбохозяйственного водного объекта устанавливаются разными по своему содержанию нормативными документами.
Так для определения ПДК рыбохозяйственного водного объекта нормативы ПДК утверждены Приказом комитета РФ по рыболовству N 20 «Об утверждении нормативов качества воды водных объектов рыбохозяйственного значения, в том числе нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ в водах водных объектов рыбохозяйственного значения».
Для хозяйственно-питьевого объекта ПДК установлены в соответствии с Гигиеническими нормативами «Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования. ГН 2.1.5.1315-03», утвержденные Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 27 апреля 2003 г.
Гигиенические ПДК не могут быть заменены ПДК для водных объектов рыбохозяйственного назначения или какими-либо другими нормативами.
В соответствии с Методикой разработки нормативов допустимых сбросов веществ и микроорганизмов в водные объекты для водопользователей, утвержденных приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 17 декабря 2007 г. N 333 (далее по тесту методика) нормирование качества воды осуществляется в соответствии с физическими, химическими, биологическими (в том числе микробиологическими и паразитологическими) и иными показателями состава и свойств воды водных объектов, определяющими пригодность ее для конкретных целей водопользования и…….. Нормативы качества воды разрабатываются для условий питьевого, хозяйственно-бытового и рыбохозяйственного водопользования, определяемых в соответствии с действующим законодательством (абз. 2 п. 2 методики).
Нормативы качества воды водного объекта включают: общие требования к составу и свойствам поверхностных вод для различных видов водопользования; перечень предельно допустимых концентраций (ПДК) веществ в воде водных объектов питьевого и хозяйственно-бытового водопользования; перечень ПДК веществ для водных объектов рыбохозяйственного значения (п. 3 методики).
При этом вышеуказанной методикой предусмотрены различные функциональные/числовые показатели необходимые для разработки тех или иных ПДК, в зависимости от категории водного объекта.
Таким образом, при проведении анализа отобранных проб N, N, N эксперты организации Буденновского отдела инструментального контроля филиала ФБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» — «ЦЛАТИ по Ставропольскому краю» неправомерно применили для сравнения значения ПДК рыбохозяйственного объекта.
Также подтверждением убыточной деятельности предприятия является отчет о финансовых результатах за ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого в ДД.ММ.ГГГГ финансовый результат деятельности Предприятия значительно ухудшился относительно предыдущего года. Так, убыток ГУП СК «» увеличился более чем в 3 раза с <данные изъяты> рублей в ДД.ММ.ГГГГ до <данные изъяты> рублей в ДД.ММ.ГГГГ.
Считает, что Департаментом Росприроднадзора по СКФО при вынесении оспариваемого постановления не было учтено такое обстоятельство как ухудшившееся финансовое положение ГУП СК «».
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 (ред. от 19.12.2013 г.) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что, если при рассмотрении дела будет установлена малозначительность совершенного административного правонарушения, судья на основании статьи 2.9 КоАП РФ вправе освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, о чем должно быть указано в постановлении о прекращении производства по делу.
Если малозначительность административного правонарушения будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, то на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу. Необходимо обратить внимание на то, что указанное по мнению Департамента Росприроднадзора по СКФО в постановлении N правонарушение, вменяемое юридическому лицу — никаких вредных последствий не повлекло, существенная угроза общественным отношениям отсутствует. Следует отметить, что Департамент Росприроднадзора по СКФО в оспариваемом постановлении ссылается на протоколы испытаний (измерений) воды от ДД.ММ.ГГГГ N и N, составленные испытательной лабораторией филиала ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» ЦЛАТИ по Ставропольскому краю, который не был официально предоставлен юридическому лицу ни одновременно с актом проверки, ни по запросу ГУП СК «» от ДД.ММ.ГГГГ N. Напротив, ответом Росприроднадзор по СКФО от ДД.ММ.ГГГГ N отказал юридическому лицу в предоставлении (по необъективным причинам) протокола отбора проб, нарушающим требования Федерального закона от 02.05.2006 года N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Согласно ч. 1 ст. 55 Водного кодекса Российской Федерации собственники водных объектов осуществляют мероприятия по охране водных объектов, предотвращению их загрязнения, засорения и истощения вод, а также меры по ликвидации последствий указанных явлений.
В оспариваемом постановлении указано, что по результатам проведенных лабораторных исследований установлены превышения ПДК, что является административным правонарушением, предусмотренным ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ. При этом следует обратиться к содержанию вменяемого правонарушения, так, ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ, предусмотрена ответственность за нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение.
Между тем, как следует из ч. 1 ст. 55 ВК РФ, именно собственники водных объектов несут бремя и осуществляют мероприятия по охране водных объектов. ГУП СК «», в силу положений ВК РФ, а именно части 1 статьи 8 ВК РФ, в соответствии с которой водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 настоящей статьи, не может являться собственником водных объектов, следовательно, и субъектом административного правонарушения, предусмотренного вменяемой статьей, быть не может.
Кроме того, сброс сточных вод в водный объект с превышением содержания загрязняющих веществ по сравнению с ПДК не может квалифицироваться по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ, поскольку данное правонарушение является предметом регулирования ст. 8.14 КоАП РФ.
В судебном заседании представитель ГУП СК «» Л. доводы жалобы поддержала в полном объеме и просила их удовлетворить по основаниям, изложенным в жалобе.
В судебном заседании представителя Департамента Федеральной службы в сфере природопользования по Северо-Кавказскому федеральному округу С. просила в удовлетворении жалобы отказать.
Суд, выслушав представителя ГУП СК «» Л., представителя Департамента Росприродопользования С., исследовав материалы дела, приходит к следующему.
Согласно обжалуемого постановления, ГУП СК «» признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ, выразившееся в нарушении правил водопользования.
Факт совершения административного правонарушения подтверждается единственным доказательством, а именно протоколом испытаний (измерений) воды от ДД.ММ.ГГГГ N.
Из пояснений представителя ГУП СК «» в судебном заседании и представленных материалов, следует, что между ГУП СК «» (в лице руководителей структурных подразделений юридического лица) и ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» были заключены гражданско-правовые договора на оказание различных услуг, действовавшие на момент проведения проверки. На основании этих договоров между сторонами происходили расчеты за оказанные услуги.
Таким образом, в судебном заседании установлено, что в проверке ГУП СК «» принимали участие в качестве экспертов, работники ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО», которое на период проведения проверки состояло в гражданско-правовых отношениях с проверяемым юридическим лицом.
Согласно ч. 6 ст. 12 Федерального закона от 26.12.2008 года N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», органы государственного контроля (надзора), органы муниципального контроля привлекают к проведению выездной проверки юридического лица, индивидуального предпринимателя экспертов, экспертные организации, не состоящие в гражданско-правовых и трудовых отношениях с юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем, в отношении которых проводится проверка.
Пунктом 8 части 2 статьи 20 Федерального закона от 26.12.2008 года N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» указано, что участие в проведении проверок экспертов, экспертных организаций, состоящих в гражданско-правовых и трудовых отношениях с юридическими лицами, в отношении которых проводятся проверки, является грубым нарушением требований по проведению проверок.
К грубым нарушениям относится нарушение, предусмотренное ч. 6 ст. 12 Федерального закона (в части участия в проведении проверок экспертов, экспертных организаций, состоящих в гражданско-правовых и трудовых отношениях с юридическими лицами в отношении которых проводится проверка).
С учетом вышеизложенного суд приходит к выводу, что в ходе проверки юридического лица были допущены грубые нарушения закона, предусмотренные ч. 6 ст. 12 ФЗ N 294.
В самом постановлении должностного лица этому обстоятельству не дана надлежащая оценка.
Между тем, согласно ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.
Доказательств прекращения договорных (гражданско-правовых) отношений суду не представлено, в материалах дела не имеется.
Таким образом, суд признает акт проверки и протокол отбора проб от ДД.ММ.ГГГГ N недопустимыми доказательствами.
Поэтому виновность ГУП СК «» в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ не подтверждена доказательствами, в связи с чем, суд приходит к выводу об отсутствии в действиях юридического лица состава административного правонарушения.
Согласно п. 3 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении суд выносится одно из следующих решений, в частности об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.
Согласно с пп. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения.
Если при рассмотрении жалобы будет установлено, что в действиях лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении (вынесено постановление о назначении административного наказания), не содержится состава административного правонарушения либо отсутствовало само событие административного правонарушения, то такое постановление подлежит отмене с вынесением решения о прекращении производства по делу в соответствии с пунктом 1 либо пунктом 2 статьи 24.5 КоАП РФ (абз. 4 п. 13.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
С учетом изложенного, обжалуемое постановление Главного государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н. от ДД.ММ.ГГГГ N о назначении административного наказания нельзя признать законным и обоснованным.
Данное постановление подлежит отмене, а производство по делу об административном правонарушении по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ в отношении ГУП СК «» на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ прекращению, за отсутствием состава административного правонарушения.
Статьей 29.13 КоАП РФ установлено, что судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, при установлении причин административного правонарушения и условий, способствовавших его совершению, вносят в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам представление о принятии мер по устранению указанных причин и условий.
Предусмотренные данной статьей представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, в случае, если они вынесены на основании обстоятельств, отраженных в постановлении по делу об административном правонарушении, могут быть обжалованы вместе с таким постановлением.
ДД.ММ.ГГГГ Главным государственным инспектором Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н. в адрес ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» внесено представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.
При этом, из прямого смысла содержания представления не усматривается, какие конкретные причины и условия, способствовали совершению административного правонарушения.
При этом, также неясно, какие конкретные меры должны быть приняты для устранения нарушения административного законодательства.
Представление как отдельный документ направлен на устранение причин и условий, способствовавших совершению такого административного правонарушения, т.е. направлено на предупреждение совершения новых правонарушений.
В резолютивной части, должностным лицом указано «..обязываю принять меры по устранению причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения», что по сути, является общей формулировкой и, как следствие, носит формальный характер.
В связи с этим, требования представления являются неопределенными и неисполнимыми по причине их неконкритизации.
Исходя из того, что суд признал незаконным постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ, то представление, внесенное в адрес ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», также является необоснованным.
На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 24.5, ст. ст. 30.6 — 30.8 КоАП РФ, суд



решил:

Отменить предписание N об устранении нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и нарушений природоохранных требований от ДД.ММ.ГГГГ и представление N об устранении причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенные государственным инспектором Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н. в отношении ГУП СК «».
Постановление N от ДД.ММ.ГГГГ государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Северо-Кавказскому федеральному округу Н. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ, в отношении ГУП СК «» — отменить, производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Решение может быть обжаловано в Ставропольский краевой суд в течение 10 суток со дня его вынесения.

Судебная практика по ст. 18.13 КоАП РФ

Все о земельных спорах