Home / СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА / Судебная практика по ст. 15.15.5 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 15.15.5 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 15.15.5 КоАП РФ обжалование штрафов за нарушение условий предоставления субсидий

 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 июля 2017 г. N 4а-2828/2017

Заместитель председателя Московского городского суда Базькова Е.М., рассмотрев жалобу главного инспектора Счетной палаты Российской Федерации Щ. на вступившее в законную силу решение Люблинского районного суда города Москвы от 14 октября 2016 года по делу об административном правонарушении,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 264 района Люблино города Москвы от 22 июня 2016 года акционерное общество «Корпорация развития Дальнего Востока» (далее АО «», Общество) признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере *** рублей.
Решением судьи Люблинского районного суда города Москвы от 14 октября 2016 года указанное постановление отменено, производство по делу прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием в действиях АО «» состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ.
На вышеуказанное решение главным инспектором Счетной палаты Российской Федерации Щ., направившим материалы дела об административном правонарушении на рассмотрение мировому судье, подана жалоба, в которой он просит об отмене решения судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 14 октября 2016 г., ссылаясь на то, что на момент совершения АО «» административного правонарушения и привлечения Общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ, действовала редакция Правил предоставления субсидий из федерального бюджета управляющей компании, осуществляющей функции по управлению территориями опережающего социально-экономического развития в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, на финансовое обеспечение затрат на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям и газоиспользующего оборудования к газораспределительным сетям в рамках реализации государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.08.2015 г. N 864 (далее — Правила), согласно которым АО «» для получения субсидии должно была подтвердить наличие у него права собственности или права аренды на земельные участки, на территориях которых будет осуществляться технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям и (или) газоиспользующего оборудования к газораспределительным сетям, последующая отмена указанных выше Правил и принятие новых Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2016 г. N 902, где перечень прав пользования и владения земельными участками был расширен, на момент рассмотрение жалобы судьей Люблинского районного суда г. Москвы неверно расценено как улучшающее положение Общества; таким образом, судьей Люблинского районного суда г. Москвы необоснованно применены положения ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ, поскольку Общество подлежит привлечению к административной ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ.
Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.
Как следует из материалов дела, постановлением мирового судьи судебного участка N 264 района Люблино города Москвы от 22 июня 2016 года АО «» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ, за то, что АО «», являющееся управляющей компанией в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.04.2015 г. N 432, осуществляющей функции по управлению территориями опережающего социально-экономического развития в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, заключив с Минвостокразвития России Соглашение от 24 декабря 2015 г. N 01-33/2015 о предоставлении субсидии в 2015 году из федерального бюджета управляющей компании на финансовое обеспечение затрат на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям и газоиспользующего оборудования к газораспределительным сетям в рамках реализации государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» (далее — Соглашение), в нарушение условий предоставления субсидии, установленных пп. «в» п. 4 Правил, п. 2.2, пп. «в» п. 2.3 Соглашения, получило от Минвостокразвития России субсидию в размере *** руб. при отсутствии документов, подтверждающих наличие права собственности или права аренды Общества на земельные участки, на территории которых будет осуществляться технологическое присоединение энергопринимающих устройств объекта «Группа свинокомплексов» к электрическим сетям, то есть Общество, являясь получателями субсидий, нарушил условия их предоставления.
Указанные действия АО «» квалифицированы по ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ.
Отменяя указанное выше постановление, судья Люблинского районного суда г. Москвы пришел к выводу об отсутствии в действиях АО «» состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ, сославшись на то, что Постановлением Правительства РФ от 10 сентября 2016 года N 902 утверждены новые Правила предоставления субсидии из федерального бюджета управляющей компании, осуществляющей функции по управлению территориями опережающего социально-экономического развития в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, на финансовое обеспечение затрат, связанных с развитием инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития, п. «а» ст. 5 которых в качестве одного из условий предоставления субсидии предусматривает наличие у управляющей компании земельных участков, принадлежащих ей на праве собственности или ином законном основании, на территории которых будет осуществляться размещение объектов инфраструктуры территории опережающего социально-экономического развития.
При этом названным Постановлением Правительства Российской Федерации признано утратившим законную силу Постановление Правительства Российской Федерации от 20 августа 2015 г. N 864 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета управляющей компании, осуществляющей функции по управлению территориями опережающего социально-экономического развития в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, на финансовое обеспечение затрат на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям и газоиспользующего оборудования к газораспределительным сетям в рамках реализации государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», пп. в п. 4 которых 1 в качестве одного из условий предоставления субсидии, предусматривалось предоставление управляющей компанией документов, подтверждающих наличие права собственности или права аренды на земельные участки, на территории которых будет осуществляться технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям и (или) газоиспользующего оборудования к газораспределительным сетям.
Изменение в условиях предоставления субсидий из федерального бюджета управляющей компании, осуществляющей функции по управлению территориями опережающего социально-экономического развития в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа на финансовое обеспечение затрат, связанных с развитием инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития судья Солнцевского районного суда г. Москвы признал обстоятельством, отменяющим в соответствии с ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ административную ответственность Общества по ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ.
С указанным выводом судьи районного суда следует согласиться в силу следующего.
Как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 27.09.2016 N 2017-О «По жалобе автономной некоммерческой организации «» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 1.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» законы, устанавливающие, изменяющие или отменяющие административную или уголовную ответственность, должны соответствовать конституционным правилам действия правовых норм во времени: согласно статье 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет (часть 1); никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон (часть 2).
Эти правила основаны на общеправовых принципах справедливости, гуманизма и соразмерности ответственности за совершенное деяние его реальной общественной опасности, имеют универсальное для всех видов юридической ответственности значение и являются обязательными и для законодателя, и для правоприменительных органов, в том числе судов; принятие законов, устраняющих или смягчающих ответственность, по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных правонарушений и правовой статус лиц, их совершивших, вследствие чего законодатель не может не предусмотреть — исходя из конституционно обусловленной обязанности распространения действия такого рода законов на ранее совершенные деяния — механизм придания им обратной силы, а уполномоченные органы не вправе уклоняться от принятия юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от ответственности и наказания или о смягчении ответственности и наказания, оформляющих изменение статуса этих лиц (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П, от 14 июля 2015 года N 20-П и др.).
Применительно к административной ответственности упомянутые конституционные положения находят законодательное воплощение в статье 1.7 КоАП Российской Федерации, определяющей, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения (часть 1); закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено (часть 2); в случае одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность, лицо подлежит административной ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения (часть 2.1).
Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, устанавливая административную ответственность, законодатель в рамках имеющейся у него дискреции может по-разному, в зависимости от существа охраняемых общественных отношений, конструировать составы административных правонарушений и их отдельные элементы, включая такой элемент состава административного правонарушения, как объективная сторона, в том числе использовать в указанных целях бланкетный (отсылочный) способ формулирования административно-деликтных норм, что прямо вытекает из взаимосвязанных положений статьи 1.2, пункта 3 части 1 статьи 1.3 и пункта 1 части 1 статьи 1.3.1 КоАП Российской Федерации; применяя бланкетные нормы законодательства об административных правонарушениях, компетентные субъекты (органы, должностные лица) административной юрисдикции обязаны воспринимать и толковать их в неразрывном единстве с регулятивными нормами, непосредственно закрепляющими те или иные правила, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность (Постановления от 14 февраля 2013 года N 4-П и от 16 июля 2015 года N 22-П; Определения от 21 апреля 2005 года N 122-О, от 19 ноября 2015 года N 2557-О и др.).
Это, в свою очередь, означает, что изменение (пересмотр) правил, несоблюдение которых образует объективную сторону административных правонарушений, предусмотренных бланкетными диспозициями законодательства об административных правонарушениях, не может не оказывать влияния и на оценку противоправности соответствующего деяния, а потому положения части 2 статьи 1.7 КоАП Российской Федерации должны подлежать учету при внесении изменений не только в данный Кодекс и принимаемые в соответствии с ним законы субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, но и в законы и иные нормативные правовые акты, устанавливающие правила и нормы, за нарушение которых предусмотрено наступление административной ответственности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2015 года N 2735-О).
В данном случае АО «» в целях исполнения Соглашения от 24 декабря 2015 г., заключенного с Министерством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока о предоставлении субсидии в 2015 году предоставило Приказ Минвостокразвития России от 14 декабря 2015 г. N 261 «Об установлении срочного публичного сервитута на часть земельного участка с кадастровым номером ***».
Сервитут, как установлено п. 1 ст. 216 ГК РФ, является вещным правом. Положения статьи 274 ГК РФ допускают установление сервитута в интересах одного лица, которое использует чужой участок в своих интересах.
Публичный сервитут представляет собой альтернативный способ титульного пользования земельным участком в целях проведения изыскательских, исследовательских и других работ, применительно к подпункту 9 пункта 3 статьи 23 ЗК РФ).
Тем самым представленный Обществом Приказ Минвостокразвития России от 14 декабря 2015 г. N 261 «Об установлении срочного публичного сервитута на часть земельного участка с кадастровым номером ***» является надлежащим документом, подтверждающим наличие у АО «» указанной части земельного участка, а также законности права его использования.
В целях реализации положений ч. 2 ст. 54 Конституции Российской Федерации, согласно которым, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон, привлекающий к ответственности орган обязан принять меры к тому, чтобы исключить возможность несения лицом ответственности за совершение такого публично-правового правонарушения полностью либо в части. Данная обязанность может быть выполнена органом посредством отмены вынесенного нижестоящим органом решения (постановления) о привлечении к ответственности, в случае если к моменту устранения ответственности указанное решение (постановление) не было исполнено.
С учетом приведенных правовых норм и обстоятельств дела, а также того, что на момент рассмотрения жалобы судьей районного суда, постановление мирового судьи о привлечении АО «» к административной ответственности по ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ не было исполнено, вывод судьи Люблинского районного суда г. Москвы о наличии оснований для прекращения производства по делу в отношении АО «» является верным.
Кроме того считаю необходимым отметить следующее.
Согласно ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ изменение постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение, не допускается. Ухудшение положения указанного лица тем более недопустимо при отмене состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных актов.
Указанная правовая позиция корреспондирует положениям статьи 46, части 1 статьи 50, статьи 55 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 января 1950 г.), из которых следует, что произвольное изменение правового режима для лица, в отношении которого вынесено окончательное постановление, невозможно — поворот к худшему для осужденного (оправданного) при пересмотре вступившего в законную силу постановления, как правило, недопустим.
При этом Конвенция о защите прав человека и основных свобод устанавливает в пункте 2 статьи 4 Протокола N 7 (в редакции Протокола N 11), что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с законом соответствующего государства, если в ходе предыдущего разбирательства было допущено имеющее фундаментальный, принципиальный характер существенное нарушение, повлиявшее на исход дела.
Требования правовой определенности и стабильности не являются абсолютными и не препятствуют возобновлению производства по делу в случае обнаружения существенных нарушений, которые были допущены на предыдущих стадиях процесса и привели к неправильному разрешению дела.
Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов также предусмотрен единственный случай вынесения решения об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о возвращении дела на новое рассмотрение, а именно: в силу пункта 3 части 2 статьи 30.17 указанного Кодекса таким случаем является существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.
Исходя из содержания материалов дела, существенных процессуальных нарушений, которые повлияли на исход дела не допущено и с учетом положений названных выше правовых норм, основания к отмене обжалуемых, по существу правильных судебных актов отсутствуют.
Принимая во внимание вышеизложенное, довод жалобы главного инспектора Счетной палаты Российской Федерации Щ. о необходимости отмены вступившего в законную силу решения Люблинского районного суда города Москвы от 14 октября 2016 года является необоснованным и не подлежит удовлетворению.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 и 30.18 КоАП РФ

постановил:

Решение судьи Люблинского районного суда города Москвы от 14 октября 2016 года, которым производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 15.15.5 КоАП РФ, в отношении АО «» прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ оставить без изменения, жалобу главного инспектора Счетной палаты Российской Федерации Щ. без удовлетворения.

Судебная практика по ст. 15.15.5 КоАП РФ

положительная:

Решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 27.07.2017

Решение Тверского областного суда от 10.05.2017

Все о земельных спорах