Home / СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА / Судебная практика по ст. 14.48 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 14.48 КоАП РФ

Судебная практика по ст. 14.48 КоАП РФ обжалование штрафов за непредставление недостоверных результатов исследований (испытаний)

 

ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ТОМСКА

Дело N 12-254/2017

РЕШЕНИЕ
г. Томск 05 июня 2017 года
Судья Октябрьского районного суда г. Томска Шукшин А.В., рассмотрев протест прокурора Ленинского района г. Томска П.И. на постановление мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.48 Кодекса об административных правонарушениях РФ, в отношении Л.,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.48 КоАП РФ, возбужденном в отношении старшего научного сотрудника научно-исследовательского института строительных материалов, к. т.н., доцента ФГБОУ ВО «» Л. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Не согласившись с данным постановлением, прокурор Ленинского района г. Томска П.И.  обратился в суд с протестом, в котором просит отменить указанное постановление, дело направить на новое рассмотрение, указав, что между ООО «» (заказчик) и ФГБОУ ВО «» (исполнитель) заключен договор N 150/315 от 24 ноября 2015 года, согласно которого исполнитель принял на себя обязательство по исполнению и оценке качества строительных материалов, конструкций и СМР на объектах заказчика. Согласно указанного договора было поручено провести испытание адгезии кровельного гидроизоляционного ковра к основанию на законченных участках покрытия над подъездами 2-6 на объекте многоквартирный дом, расположенный по адресу: <…>. Исполнение данного исследования осуществлял старший научный сотрудник научно-исследовательского института строительных материалов, к. т.н., доцент ФГБОУ ВО «» Л. Однако при проведении испытания Л. неправильно применен СНиП…-87 по оценке результатов исследования. Кроме того были нарушены требования ГОСТ при проведении испытания адгезии и составлении соответствующего документа по результатам испытания — протокола N 1535/16 от 26 октября 2016 года. Таким образом, результат испытания адгезии кровельного гидроизоляционного полотна является необъективным и недостоверным. Также при вынесении постановления от 20 апреля 2017 года суд не дал юридическую оценку письму директора МБУ «» от 27 марта 2017 года, а также необоснованно указал на наличие в протоколе технической ошибки, не влекущей за собой квалификации в виде предоставления недостоверных сведений.
В судебном заседании помощники прокурора Ленинского района г. Томска  Н.А. и М. протест поддержали, по изложенным в нем доводам.
Л. и его защитник И.В., просили протест прокурора Ленинского района г. Томска оставить без удовлетворения, представив в суд письменные возражения с доводами об его необоснованности. Л. полагает, что все предъявленные ему нарушения сводятся к упущениям, допущенным им при оформлении протокола испытания адгезии N 1535/16 от 26 октября 2016 года. Однако технические погрешности протокола не могут влиять на фактически полученные величины адгезии и не образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.48 КоАП РФ. Считает, что доводы, указанные в протесте являются несостоятельными и направлены исключительно на переоценку доказательств, имеющихся в деле. Просит постановление мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года оставить без изменения, а протест прокурора Ленинского района г. Томска без удовлетворения.
Выслушав участников процесса, изучив материалы дела, а также с учетом положений ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ, в соответствии с которыми судья не связан доводами жалобы и проверяет дела в полном объеме, судья приходит к выводу о том, что постановление мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года подлежит отмене, исходя из следующего.
Согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.
В соответствии с п. 1 ст. 26.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении подлежит выяснению наличие события административного правонарушения, а именно обстоятельства, относящиеся к объективной стороне состава административного правонарушения, в том числе время совершения административного правонарушения.
Из ч. 1 ст. 26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях следует, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
Как следует из представленных материалов, 17 февраля 2017 года и.о. прокурора Ленинского района г. Томска вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.48 КоАП РФ в отношении старшего научного сотрудника научно-исследовательского института строительных материалов, к. т.н., доцента ФГБОУ ВО «» Л.
Основанием для возбуждения дела послужил факт предоставления ФГБОУ ВО «», являющимся аккредитованной лабораторией, для целей оценки соответствия недостоверных необъективных результатов исследования адгезии кровельного гидроизоляционного ковра к основанию на объекте «Многоквартирный дом, расположенный по адресу: <…>. Капитальный ремонт», содержащихся в протоколе испытаний N 1535/16 от 26 октября 2016 года, которое проведено старшим научным сотрудником научно-исследовательского института строительных материалов, к. т.н., доцентом ФГБОУ ВО «» Л.
Федеральным законом от 27 декабря 2002 года N 184-ФЗ «О техническом регулировании» регулируются отношения, возникающие, в том числе при оценке и подтверждении соответствия.
Так, между ООО «» (заказчик) и ФГБОУ ВО «» (исполнитель) заключен договор N 150/315 от 24 ноября 2015 года, согласно которого исполнитель принял на себя обязательство по исполнению и оценке качества строительных материалов, конструкций и СМР на объектах заказчика. Согласно указанного договора было поручено провести испытание адгезии кровельного гидроизоляционного ковра к основанию на законченных участках покрытия над подъездами 2-6 на объекте «Многоквартирный дом, расположенный по адресу: <…>. Капитальный ремонт». В последующем ООО » в целях подтверждения правильности и качества, выполненных им работ в МБУ «» был представлен подготовленный Л. протокол испытания адгезии кровельного гидроизоляционного ковра N 1535/16 от 26 октября 2016 года.
В соответствии с п. 5.10.1 ГОСТ ИСО/МЭК 17025-2009, результаты каждого испытания, должны быть сообщены точно, недвусмысленно и объективно в соответствии со всеми специальными инструкциями, содержащимися в методиках проведения испытания или калибровки.
Результаты оформляют протоколом испытаний, в которых указывают всю требуемую заказчиком и необходимую для толкования результатов испытаний или калибровки информацию, а также всю информацию, требуемую для испытуемой методики.
Формат протоколов должен соответствовать каждому виду проводимых испытаний или калибровок и минимизировать возможность их неверного понимания или неправильного использования.
Однако суд полагает, что указанный протокол содержит недостоверные и необъективные результаты исследований.
В частности, в протоколе испытаний N 1535/16 от 26 октября 2016 года отсутствуют указания на то, что испытания адгезии проводились лишь по 1-2 слою гидроизоляционного материала, а также не указаны параметры: характеристики испытуемого материала покрытия (название, вид, марка, основные свойства и дата изготовления); метод испытания; вид и размеры опытных образцов или участков (подготовка поверхности, условия и технология нанесения покрытия, условия и продолжительность твердения); вид и характеристика клея; условия испытания (температура и относительная влажность воздуха).
Таким образом, экспертом при проведении испытания неправильно применен СНиП 3.04.01-87 по оценке результатов исследования, что мировым судьей при вынесении обжалуемого постановления от 20 апреля 2017 года не учтено.
Кроме того при проведении испытания экспертом неправильно применен ГОСТ 28574 «Защита от коррозии в строительстве. Конструкции бетонные и железобетонные. Методы испытаний адгезии защитных покрытий» и взяты образцы.
В соответствии с п. 7.2.1 ГОСТ 28574, образцы изготавливаются из приклеиваемого пленочного материала в форме лент, которые при вырезке ориентируют по длине вдоль направления каландрирования. Однако на вышеназванном объекте образцы получали не путем наклеивания лент, а квадратов, что является недопустимым, так как путем наклеивания квадратов испытывается адгезия для мастик и лакокрасочного покрытия.
Согласно ГОСТ ИСО/МЭК 17025-2009 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий» никакие технические ошибки в оформлении не допустимы. Особые требования предъявляются к идентификации объекта контроля.
Как следует из п. 4.13.2.1 указанного ГОСТа, записи о каждом испытании должны содержать достаточно информации, чтобы обеспечить, по возможности, выявление факторов, влияющих на неопределенность. Если в записях обнаруживаются ошибки, то каждая ошибка должна быть перечеркнута и рядом должно быть написано правильное значение (п. 4.13.2.3).
В соответствии с п. 5.8.2 ГОСТ ИСО/МЭК 17025-2009 в лаборатории должна быть система идентификации объектов испытаний, которая должна быть спроектирована и действовать таким образом, чтобы не допустить путаницы объектов физически или при ссылках на них в протоколах.
Вместе с тем старшим научным сотрудником научно-исследовательского института строительных материалов, к. т.н., доцентом ФГБОУ ВО «» Л. при проведении испытания адгезии и составлении протокола N 1535/16 от 26 октября 2016 года были нарушены все вышеназванные нормы ГОСТ, а соответственно вывод мирового судьи о том, что в протоколе допущена техническая ошибка, не влекущая за собой квалификации в виде предоставления недостоверных сведений, является необоснованным.
Более того мировым судьей не дана надлежащая и мотивированная оценка письму директора МБУ «» от 27 марта 2017 года, согласно которого гидроизоляционный ковер на участке 2-6 подъезд на объекте «Многоквартирный дом, расположенный по адресу: <…>. Капитальный ремонт» не существовал, и проведение соответствующих испытаний адгезии было невозможно.
При таких обстоятельствах постановление по делу об административном правонарушении нельзя признать законным и обоснованным, так как оно вынесено с существенным нарушением процессуальных требований и подлежит отмене.
К доводам Л., изложенным в возражениях на протест прокурора Ленинского района г. Томска, суд относится критически, избранными с целью защиты, так как указанные в протесте доводы, мотивированы, в связи с чем оснований не соглашаться с ними у суда апелляционной инстанции нет.
В силу п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения протеста (жалобы) на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о возвращении дела на новое рассмотрение судье, в орган, должностному лицу, правомочным рассмотреть дело, в случаях существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных настоящим Кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.
Учитывая, что срок давности привлечения к административной ответственности, установленный ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел, в настоящее время не истек, дело подлежит направлению на новое рассмотрение мировому судье судебного участка Октябрьского судебного района г. Томска в ином составе.
Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу о том, что постановление мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года на основании п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.
На основании изложенного, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, судья



решил:

Протест прокурора Ленинского района г. Томска П.И.  — удовлетворить.
Постановление мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского судебного района г. Томска от 20 апреля 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.48 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Л., отменить.

Судебная практика по ст. 14.48 КоАП РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Все о земельных спорах