Home / СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ / Решение Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва от 1.11.2017

Решение Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва от 1.11.2017

УЛУГ-ХЕМСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТЫВА

Дело N-12-34/2017

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Шагонар 01 ноября 2017 года
Улуг-Хемский районный суд Республики Тыва в составе:
председательствующего Кандаурова Э.Н.,
при секретаре Б.,
с участием ДЧВ,
рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу ДЧВ на постановление N от ДД.ММ.ГГГГ и.о. начальника полиции МО МВД РФ «Улуг-Хемский» по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении ДЧВ,

установил:

постановлением N от ДД.ММ.ГГГГ и.о. начальника полиции МО МВД РФ «Улуг-Хемский», ДЧВ признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ), и ей было назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 2000 рублей.
Не согласившись с постановлением ДЧВ обратилась в суд с жалобой, в которой просит отменить постановление и.о. начальника полиции МО МВД РФ «Улуг-Хемский» и прекратить производство по делу об административном правонарушении, в связи с отсутствием события и состава административного правонарушения. В обоснование жалобы указывает, что миграционная служба обвинила ее в том, что она предоставила ложные сведения о месте временного пребывания иностранного гражданина Киргизии-ДА, ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Суть правонарушения состоит в том, что при проверке указанного ею ранее адреса места пребывания ДА-его не было по данному адресу и сосед (ИНА) сказал — что там никто не проживает. При этом свидетельские показания собственника дома, где зарегистрирован ДА и показания ее супруга не приняты во внимание административным органом по причине «заинтересованности». В обжалуемом постановлении указано что проверяющий орган провел проверку по адресу: «<адрес>…» — номера дома не указано, таким образом неясно какой именно адрес проверял сотрудник полиции. При проверке она сразу пояснила, что ДА был у него в гостях по причине домашнего праздника, она проживает в соседнем доме. Для того чтобы получить достоверные доказательства предоставления ею ложных сведений считает, что необходимо точно убедиться и получить неопровержимые доказательства отсутствия пребывания (проживания) иностранного гражданина по указанному адресу. Сотрудники полиции не зашли в дом по адресу: <адрес>, чтобы убедиться, что в нем находятся личные вещи ДА и что этот дом является его местом пребывания. Она верно предоставила сведения миграционному органу. Само по себе отсутствие в месте пребывания ДА на момент проверки не образует состава административного правонарушения с ее стороны. Считает, что необходимо было убедиться сначала в его фактическом проживании по указанному адресу, а затем в уважительности отсутствия иностранного гражданина в месте пребывания, что не было сделано сотрудниками полиции. Процедура проведения проверки закреплена в Приказе ФМС России N, МВД России N 807 от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении Административного регламента по исполнению Федеральной миграционной службой, ее территориальными органами и органами внутренних дел Российской Федерации государственной функции по осуществлению федерального государственного контроля (надзора) за пребыванием и проживанием иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации и трудовой деятельностью иностранных работников». В соответствии с данных нормативным документом проверяющий орган проводит осмотр территории в целях сбора доказательств, однако со стороны административного органа не был проведен весь перечень проверочных мероприятий, что привело к вынесению незаконного постановления в отношении нее. В материалах административного дела отсутствует акт осмотра помещения — жилого дома по адресу: <адрес>. Также в обжалуемом постановлении не указаны мотивы отказа в принятии в качестве доказательств пояснений КЭД и СДМ Она не доверяет пояснениям ИНА, поскольку данный человек стоял на учете в респсихдиспансере и не всегда может понимать суть задаваемых ему вопросов и собственных действий. Кроме того, ИНА опрашивали через 1 неделю после того, как ДА начал проживать в данном доме. При этом ДА рано утром уходил на работу (в 7 утра ее муж подъезжает и увозит на работу работников, вечером он возвращается домой около 21-22 часа, поскольку после работы ДА ужинает у нее дома). Вполне возможно, что ИНА не мог видеть его по объективным причинам и именно поэтому дал такие пояснения.
Заявитель ДЧВ поддержала доводы своей жалобы в полном объеме, и просила отменить постановление.
Представитель МО МВД РФ «Улуг-Хемский» в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения жалобы извещен надлежащим образом, просил рассмотреть без его участия.
Выслушав доводы заявителя, пояснения свидетелей, изучив материалы, суд приходит к следующему.
В соответствии с частью 2 статьи 19.27 КоАП РФ установлена административная ответственность за представление при осуществлении миграционного учета заведомо ложных сведений об иностранном гражданине или о лице без гражданства либо подложных документов принимающей стороной, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния.
Согласно ч. 2 ст. 30.16 КоАП РФ судья, принявший жалобу, имеет право проверить дело об административном правонарушении в полном объеме.
Миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации является одной из форм государственного регулирования миграционных процессов и осуществляется в том числе, в целях формирования полной, достоверной, оперативной и актуальной информации о перемещениях иностранных граждан, необходимой для прогнозирования последствий указанных перемещений, а также для ведения государственного статистического наблюдения в сфере миграции.
Отношения, возникающие при осуществлении учета перемещений иностранных граждан и лиц без гражданства, связанных с их въездом в Российскую Федерацию, транзитным проездом через территорию Российской Федерации, передвижением по территории Российской Федерации при выборе и изменении места пребывания или жительства в пределах Российской Федерации либо выездом из Российской Федерации, регулируются Федеральным законом от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» (далее — Закон N 109-ФЗ) и Правилами осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 15 января 2007 года N 9 (далее — Правила).
В соответствии со статьей 7 Закона о миграционном учете постоянно или временно проживающие в Российской Федерации иностранные граждане подлежат регистрации по месту жительства и учету по месту пребывания (часть 2); временно пребывающие в Российской Федерации иностранные граждане подлежат учету по месту пребывания (часть 3). Статьей 8 Закона предусмотрены основания для постановки на миграционный учет и основания для снятия с учета.
В соответствии с частью 2 статьи 22 Федерального закона от 18.07.2006 г. N 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» принимающая сторона представляет уведомление о прибытии иностранного гражданина в место пребывания в орган миграционного учета непосредственно либо через многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг либо направляет его в установленном порядке почтовым отправлением.
Согласно материалам дела, ДД.ММ.ГГГГ ДЧВ в качестве принимающей стороны представила начальнику МП МО МВД РФ «Улуг-Хемский» уведомление о прибытии гражданина Кыргызстана- ДА, местом пребывания указано: <адрес>.
В уведомлении указаны дата въезда иностранного гражданина — ДД.ММ.ГГГГ, срок пребывания иностранного гражданина — до ДД.ММ.ГГГГ.
ДД.ММ.ГГГГ начальник МП МО МВД РФ «Улуг-Хемский» О. составил в отношении ДЧВ протокол N 39279/170/1465 об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В протоколе указано на то, что ДЧВ представила при осуществлении миграционного учета заведомо ложные сведения о месте пребывания гражданина Кыргызстана- ДА по адресу: <адрес>, который фактически по указанному адресу не проживал.
Постановлением N от ДД.ММ.ГГГГ и.о. начальника полиции МО МВД РФ «Улуг-Хемский», ДЧВ признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ), и ей назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 2000 рублей.
В судебном заседании свидетель СДМ пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ при проверке сотрудниками полиции по адресу: <адрес>, гражданин Кыргызстана- ДА отсутствовал, так как он находился на празднике у них дома, то есть в доме по соседству.
Свидетель КЭД в судебном заседании пояснил, что он является собственником дома по адресу: <адрес>. Между ним и ДЧВ был заключен устный договор аренды его дома. Он знал, что в его доме проживал гражданин Кыргызстана- ДА
В силу ст. 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обстоятельствами, подлежащими выяснению по делу об административном правонарушении, являются: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, смягчающие либо отягчающие административную ответственность, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.
Изучив имеющиеся в материалах дела доказательства и выслушав пояснения свидетелей, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях ДЧВ состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 19.27 КоАП РФ, поскольку предоставление заведомо ложных сведений при осуществлении миграционного учета, составляющее объективную сторону правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 2 ст. 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предполагает предоставление информации при осуществлении миграционного учета, о недостоверности которой лицо, совершающее правонарушение, знает или должно знать.
Однако, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что при осуществлении миграционного учета ДЧВ представила заведомо ложные сведения о гражданина Кыргызстана — ДА и заведомо знала, что представляемые сведения о месте пребывания иностранного гражданина являются ложными.
Кроме того, доводы ДЧВ о том, что иностранный гражданин ДА в момент проверки находился в гостях ДЧВ, должностным лицом надлежащим образом не проверены.
В связи с этим, суд считает, что вина ДЧВ в совершении административного правонарушения предусмотренного частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена на противоречивых доказательствах.
Учитывая требования частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.
Оснований полагать о доказанности наличия в действиях ДЧВ состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 19.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имеется.
Согласно п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.
В соответствии с ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению в случае отсутствия состава административного правонарушения.

решил:

постановление N от ДД.ММ.ГГГГ и.о. начальника полиции МО МВД РФ «Улуг-Хемский» ТВВ о привлечении ДЧВ к административной ответственности по ч. 2 ст. 19.27 КоАП Российской Федерации отменить, производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, то есть за отсутствием состава административного правонарушения.

Все о земельных спорах

Обратиться к юристу