Home / СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ / Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 21.09.2017

Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 21.09.2017

КИРОВСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД ГОРОДА ЕКАТЕРИНБУРГА

N 12-473/2016

РЕШЕНИЕ
г. Екатеринбург 21 сентября 2017 года
Судья Кировского районного суда г. Екатеринбурга Шаньгина Л.В.,
рассмотрев в судебном заседании жалобу Е. на постановление ЦЛРР Управления Росгвардии от 18.08.2017 по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Е.,

установил:

оспариваемым постановлением Е. назначено наказание в виде предупреждения за совершение правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Согласно постановлению, при проведении проверки по сообщению о преступлении от *** установлено, что руководитель ООО «» Е. в период с *** организовал оказание охранных услуг на объектах (автостоянках), расположенных по адресам: ***, ул. ***, ул. ***, без специального разрешения (лицензии) на осуществление частной охранной деятельности, в нарушение п. 32 ч. 1 ст. 12 Федерального закона РФ от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», п. 1, 2 Положения о лицензировании частной охранной деятельности, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.06.2011 N 498, ч. 1 ст. 11 и ч. 1, 2 ст. 11.2 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
Считая постановление незаконным и необоснованным, Е. обратился в суд с жалобой, в которой просит постановление отменить, производство прекратить. Указывает на проведение проверки с нарушением действующего законодательства, проверка проведена в отсутствие законных оснований, юридическое лицо не было уведомлено о ее проведении, акт проверки не вручен. Кроме того, в его действиях состав правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отсутствует, поскольку охранной деятельностью ООО «» не занимается, сотрудники организации выполняют функции кассиров на основании трудового договора. Деятельность автостоянок не подпадает под действие законодательства о лицензировании.
В судебном заседании заявитель Е. и его защитник Е О.В. на требованиях и доводах жалобы настаивали.
Инспектор ЦЛРР Управления Росгвардии П. против удовлетворения жалобы возражал, просил оставить постановление без изменения. Пояснил, что проверка проводилась в связи с поступлением из прокуратуры сообщения об осуществлении незаконной охранной деятельности в отсутствии лицензии на объектах ООО «». При проведении проверки опрошены У., К., М., которые фактически осуществляли функции охранников, а именно на автостоянках осуществлялся внутриобъектовый и пропускной режим, охранники оформляли пропуска на допуск на стоянку, открывали шлагбаум, следили за порядком, при осуществлении их деятельности использовалось техническое оборудование (видеонаблюдение). Выполнение данных функций является охранной деятельностью и подлежит лицензированию.
Заслушав участников процесса, изучив дело об административном правонарушении, обсудив доводы жалобы, суд установил следующие обстоятельства.
Административная ответственность по части 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена за незаконное осуществление частной охранной деятельности.
По смыслу закона, объективную сторону данного правонарушения характеризует незаконное осуществление частной охранной деятельности. Под частной охранной деятельностью понимается деятельность без необходимой лицензии.
Согласно п. 2, 6 ч. 3 ст. 3 Федерального Закона N 2487-1 от 11 марта 1992 года «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее Федерального закона N 2487-1) в целях охраны разрешается предоставление, в том числе следующих видов услуг:
— охрана объектов и (или) имущества (в том числе при его транспортировке), находящихся в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении;
— обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах.
Оказание таких услуг в силу ст. 11 Федерального Закона N 2487-1 разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную органами внутренних дел.
Согласно оспариваемому постановлению, Е., являясь руководителем ООО «» организовал оказание охранных услуг на автостоянке, то есть осуществлял частную охранную деятельность. Из пояснений должностного лица в судебном заседании следует, что охранная деятельность заключалась в оказании услуг охраны транспортных средств и обеспечении внутриобъектового и пропускного режимов.
Из материалов дела суд установил, что по адресам: ***, ул. ***, ул. *** функционировали платные автостоянки. Суд пришел к такому выводу, исходя из анализа собранных по делу доказательств. Так, с собственниками транспортных средств ООО «» заключало договоры на предоставление услуг автостоянки, принятие транспортных средств на хранение оформлялось соответствующей квитанцией. Указанные обстоятельства подтверждаются фотографиями с места происшествия и объяснениями собственников транспортных средств, отобранных в соответствии с требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Договор хранения, как и договор на охрану имущества имеют одну цель — обеспечение сохранности этого имущества. Однако, эта цель достигается разными способами: при хранении имущество передается во владение хранителя; при охране оно не выходит из сферы контроля собственника или владельца и не поступает во владение лица, осуществляющего охрану, саму охрану производит специализированная организация.
В данном случае сотрудники ООО «» принимали от собственников на хранение транспортные средства, которые на время хранения выбывали из обладания собственников, в подтверждение принятия имущества на хранение собственникам видывались соответствующие документы. Все вышеуказанное подтверждает выводы суда о том, что оказывались услуги по договору хранения, а не охраны имущества.
Вопреки доводам должностного лица, оформление пропусков для въезда на территорию автостоянки, открытие и закрытие сотрудниками ООО «» шлагбаума, ведение видеонаблюдения и принятие мер по поддержанию порядка на территории автостоянки, не свидетельствует об осуществлении внутриобъектового и пропускного режима, поскольку, во-первых, оформление таких пропусков и выдача жетонов прямо предусмотрена Правилами оказания услуг автостоянок, утв. Постановлением Правительства РФ от 17.11.2001 N 795 (ред. от 24.04.2007).
Во-вторых, по смыслу Федерального закона N 2487-1, внутриобъектовый и пропускной режим — это порядок, устанавливаемый клиентом или заказчиком.
В данном случае, вышеуказанные действия установлены не клиентами и заказчиками, а самим юридическим лицом ООО «» в целях организации своей деятельности по оказанию услуг платной автостоянки, данные действия не противоречат действующему законодательству. Само по себе осуществление видеонаблюдения и функционирование шлагбаума, по смыслу закона, не является охранной деятельностью, требующей получение лицензии.
При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу об отсутствии в действиях Е. состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях производство по делу не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.6, 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

решил:

Жалобу Е. удовлетворить.
Постановление ЦЛРР Управления Росгвардии от 18.08.2017 по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Е. — отменить.
Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием в действиях Е. состава правонарушения.
Решение может быть обжаловано (опротестовано) в течение десяти дней в Свердловский областной суд.