Home / СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ / Решение Калининградского областного суда от 19.05.2017

Решение Калининградского областного суда от 19.05.2017

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
Судья: Дорошенко О.Л.
Дело N 12-144/2017

РЕШЕНИЕ
«19» мая 2017 года г. Калининград
Калининградский областной суд в лице судьи Шкуратовой А.В.,
при секретаре У.
рассмотрел в открытом судебном заседании жалобу защитника — адвоката П М.А., действующего на основании ордера в интересах Калининградского регионального общественного учреждения «», на постановление судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 03 марта 2017 года, которым Калининградское региональное общественное учреждение «» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.34 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 300000 рублей.
Выслушав объяснения защитников Калининградского регионального общественного учреждения «» П М.А., Ч., поддержавших доводы жалобы, изучив материалы дела, суд

установил:

Постановлением судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 03 марта 2017 года Калининградское региональное общественное учреждение «» (далее КРОУ «») признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.34 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 300000 рублей за то, что данная организация в нарушение требований абзаца второго пункта 7 статьи 32 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» при наличии иностранного финансирования до начала осуществления политической деятельности не подала заявление о включении в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.
В жалобе на постановление судьи защитник П М.А. ставит вопрос об его отмене и прекращении производства по делу в связи с отсутствием в действиях КРОУ «» состава административного правонарушения; в ее обоснование приводит доводы о том, что данная организация политических акций не проводила, в политической деятельности не участвовала; в отношении вмененного эпизода участия в политической деятельности от 28 августа 2014 г. ссылается на отсутствие в 2014 году иностранного финансирования организации, что является обязательным признаком некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента; по эпизоду состоявшегося 30 октября 2016 года на арендуемой организацией территории возле здания «Немецко-русского дома» памятного мероприятия, посвященного жертвам политических репрессий, возражает относительно вывода суда о причастности КРОУ «» к выступлению представителя организации «» (далее «Б»); указывает, что данная организация не приглашалась для участия в памятном мероприятии; приводит доводы об открытости мероприятия, возможности выступления на нем любого из присутствующих, а также ссылается на то, что речь представителя организации «Б» не носила политический характер.
Кроме того, считает постановление судьи вынесенным с нарушением процессуальных требований, предъявляемых к его содержанию, поскольку судья, указав на опровержении доводов о непричастности организации к выступлению представителя «Б», сослался на совокупность собранных по делу доказательств, не приведя в обжалуемом постановлении данные доказательства, не дав им правовой оценки.
Проверив законность и обоснованность постановления судьи нахожу его подлежащим отмене в силу следующего.
Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, на основании распоряжения Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области N от 15 декабря 2016 года в период с 19 декабря 2016 года по 20 января 2017 года в отношении КРОУ «», зарегистрированного в установленном законом порядке 19 мая 1998 года, проведена внеплановая документарная проверка с целью осуществления функций контроля за соответствием деятельности некоммерческих организаций уставным целям и задачам, а также за соблюдением законодательства Российской Федерации, по результатам которой в отношении организации 23 января 2017 года составлен протокол N об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ.
В соответствии с частью 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (введена Федеральным законом от 12 ноября 2012 г. N 192-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», вступившим в силу 25 ноября 2012 г.) осуществление деятельности некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, не включенной в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.
Согласно пункту 6 статьи 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, в данном Федеральном законе понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.
Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.
К политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества.
В силу пункта 7 статьи 32 названного Федерального закона некоммерческая организация, намеревающаяся после государственной регистрации осуществлять свою деятельность в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, обязана до начала осуществления такой деятельности подать в уполномоченный орган заявление о включении ее в предусмотренный пунктом 10 статьи 13.1 указанного Федерального закона реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.
Возбуждая в отношении КРОУ «» дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ, административный орган на основании результатов проверки исходил из того, что указанная некоммерческая организация, получающая финансирование из иностранных источников, не подав в уполномоченный орган заявление о включении ее в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, участвует в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.
В подтверждение вывода об участии КРОУ «» в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ, административный орган, и с ним согласился суд первой инстанции, ссылается на два эпизода такого участия, имевших место 28.08.2014 г. и 30.10.2016 г.
28 августа 2014 года в Немецко-русском доме на мероприятии «Вечер памяти и скорби российских немцев», посвященном годовщине издания Указа Президиума ВС СССР от 28.08.1941 «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», по согласованию с организатором мероприятия — КРОУ «» принял участие представитель Генерального консульства Германии в Калининграде — атташе по культуре и науке Б., который в своем публичном выступлении высказал критические оценки внутренней и внешней политики Российской Федерации и деятельности ее высших органов государственной власти, в том числе по вопросам, связанным с переходом Крыма и г. Севастополя под юрисдикцию Российской Федерации и конфликтом на юго-востоке Украины, в частности с использованием формулировок «аннексия Крыма Россией» и «нападение России на Восточную Украину».
Ссылки защитника П М.А. на то, что политический характер выступления представителя Генерального консульства Германии в Калининграде Б. был для председателя КРОУ «» А. неожиданным, не опровергают вывод суда об участии данной некоммерческой организации в политической деятельности путем организации и проведения указанного выше мероприятия, приглашения на него представителя Генерального консульства Германии Б. и создания условий для его политического выступления.
То обстоятельство, что присутствующие в зале начали громко аплодировать, заглушая речь выступающего, а многие покинули зал в знак протеста, свидетельствует о продолжительности выступления, которая была достаточной для принятия организатором мероприятия — КРОУ «» мер, направленных на прекращение политической речи оратора, чего организацией сделано не было.
Вопреки доводам жалобы последующие действия представителя организации А., направленные на осуждение выступления атташе по культуре и науке Б., не свидетельствуют о том, что возглавляемая А. некоммерческая организация в вышеприведенном случае не участвовала в политической деятельности.
Доводы жалобы об отсутствии в 2014 году иностранного финансирования КРОУ «» как обязательного признака некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, также подлежат отклонению, поскольку из материалов дела усматривается, что на основании договора пожертвования от 06 января 2012 года организация получила в дар от Общества содействия культурному и научному сотрудничеству » (г. Эшборн Германия) нежилой дом по адресу: <адрес>, который впоследствии передала на основании договора аренды в пользование учрежденной ею вышеуказанной Ассоциации «».
В силу п. 6 ст. 2 ФЗ «О некоммерческих организациях» финансирование из иностранных источников заключается в получении как денежные средства, так и иного имущества от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников.
Кроме того, в период с мая 2015 г. по декабрь 2015 г. на счет организации поступило 1409327,95 рублей со счета Немецкого Общества по Международному Сотрудничеству ГИЦ ГМБХ (ИНН N) в качестве оплаты по договору целевого финансирования, а также Канцелярией в Калининграде при Консульском отделе Посольства Латвийской Республики в Российской Федерации, согласно Договора на оказание услуг от 27.10.2015 г., перечислено организации 6496 рублей и на основании договора на оказание услуг от 28.10.2016 г. — перечислено 6496 рублей (платежное поручение N от 02.11.2016 г.).
При таких обстоятельствах оснований согласиться с доводами жалобы незаконности решения суда ввиду отсутствия в действиях организации состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ, не имеется.
Вместе с тем, как следует из протокола об административном правонарушении, эпизод от 28.08.2014 года вменен КРОУ «» в 2017 году на основании представленного ею в 2015 году отчета о ее деятельности за 2014 год, согласно которому данная организация подготовила и провела 28.08.2014 года мероприятие «Вечер памяти и скорби российских немцев», посвященное годовщине издания Указа Президиума ВС СССР от 28.08.1941 «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».
В соответствии с частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности привлечения к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.34 названного Кодекса, составлял три месяца.
Согласно части 2 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью первой этой статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей. При этом днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.
Административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является длящимся.
Как следует из объяснений представителя Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области К., отчет о деятельности КРОУ «» за 2014 год, послуживший для административного органа источником информации об участии данной некоммерческой организации в проведении 28 августа 2014 года мероприятия «Вечер памяти и скорби российских немцев», представлен в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области в 2015 году (л.д. 96-97).
Согласно объяснениям защитника КРОУ «»  М.А., в связи с вышеуказанным выступлением представителя Генерального консульства Германии в Калининграде — атташе по культуре и науке Б. Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области трижды проводились проверки (одна в 2014 году, две в 2015 году) в отношении Ассоциации «», арендовавшей у своего учредителя КРОУ «» помещение, явившееся местом проведения мероприятия.
Указанные объяснения подтверждаются представленными стороной защиты и исследованными в судебном заседании Калининградского областного суда доказательствами: распоряжениями Управления Министерства юстиции РФ по Калининградской области от 08.10.2014 г. N, от 16.06.2015 г. N о проведении проверок в отношении Ассоциации «», актами проверок соответственно от 10.11.2014 г. N, от 15 июля 2015 г. N (в последнем содержится указание на выступление 28.08.2014 г. представителя Генерального консульства Германии в Калининграде — атташе по культуре и науке Б., содержавшее критические оценки внутренней и внешней политики РФ), а также ответом заместителя Председателя Правительства Калининградской области К. от 28.10.2014 г. на обращение заместителя начальника Управления Министерства юстиции РФ по Калининградской области Г. от 27.10.2014 г., в котором последнему сообщается о политическом выступлении представителя Генерального консульства Германии в Калининграде на состоявшемся 28.08.2014 г. в Немецко-русском доме памятном мероприятии, посвященном 73 годовщине депортации российских немцев Поволжья «Вечер памяти и скорби».
При таких обстоятельствах, когда административный орган в 2014-2015 годах проводил проверочные мероприятия, в том числе и внеплановые, в отношении учрежденной КРОУ «» некоммерческой организации в связи с выступлением 28.08.2014 года представителя Генконсульства Германии на публичном мероприятии, организованном КРОУ «», о чем Управлению Минюста по Калининградской области было известно уже в 2015 году из представленного ему отчета о деятельности организации за 2014 год, суд не может согласиться с позицией административного органа о том, что обстоятельства, послужившие основанием для привлечения КРОУ «» к административной ответственности по эпизоду от 28.08.2014 г., выявлены по результатам проверки данной организации только 20 января 2017 года, и приходит к выводу о том, что трехмесячный срок давности привлечения организации к административной ответственности на дату вынесения судебного постановления (03 марта 2017 года) очевидно истек.
Согласно пункту 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при истечении сроков давности привлечения к административной ответственности.
Производство по делу об административном правонарушении в отношении КРОУ «» по ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ в части эпизода участия в политической деятельности от 28.08.2014 года подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
Кроме вышеприведенного эпизода от 28.08.2014 г. КРОУ «» вменяется, что 30 октября 2016 г. на своей территории, расположенной по адресу <адрес>, оно проводило памятное мероприятие, посвященное жертвам политических репрессий, в котором приняли участие около 30 человек, в том числе представители организации «», позиционирующей себя как политическая организация и открыто заявляющей о желании взять в свои руки власть в г. Калининграде ввиду того, что вся политическая система в России незаконна. Представитель «Б» с согласия организатора мероприятия выступил с обращением к участникам мероприятия о несогласии с действующей государственной властью в РФ, позднее распространив в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» видеозапись с указанного мероприятия (<данные изъяты>), на которой участники «Б» заявляют о готовности следовать заветам вождей и нести знамя «Белой Гвардии», хранить и передавать память о героях многолетней освободительной войны.
Несмотря на доводы, приводимые председателем КРОУ «» А. и защитником данной организации П М.А. о том, что размещенная в сети «Интернет» видеозапись не соответствует по своему содержанию выступлению 30 октября 2016 года представителя общественного движения «Б» на публичном мероприятии, проведенном КРОУ «», суд первой инстанции их не проверил и оставил без внимания.
Вместе с тем, материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что в выступлении представителя общественного движения «Б» на памятном мероприятии высказывалась критика действующей государственной власти в РФ.
Напротив, все опрошенные в рамках проводимой проверки очевидцы данного выступления В. (л.д. 65-68), Е. (л.д. 73-74), а также допрошенные судом первой инстанции свидетели Д., В. категорически отрицают политический характер выступления представителя общественного движения «Б».
Вывод административного органа о политическом содержании речи представителя общественного движения «Б» основан на распространенной в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» общественным движением «Б» видеозаписи, которая не позволяет сделать безусловный вывод о том, что имеющееся на ней выступление имело место на памятном мероприятии, посвященном жертвам политических репрессий, организованном КРОУ «».
То обстоятельство, что представитель «Б» произносит речь перед памятным знаком жертвам политических репрессий, расположенном на территории рядом со зданием «Немецко-русского дома», вход на которую является свободным, не опровергает доводы защитника о том, что видеоматериал отснят в другое время.
В пользу этой версии говорит и то обстоятельство, что на размещенной в сети «Интернет» видеозаписи отчетливо видно, что церемония возложения цветов к памятнику жертвам политических репрессий, которой завершилось мероприятие, на момент выступления оратора уже состоялось.
Из объяснений председателя КРОУ «» А. (л.д. 60-64) следует, что информирование общественности о проведении памятного мероприятия, которое является ежегодным, не осуществлялось; о присутствии на нем представителей общественного движения «Б», которое ему не знакомо, он узнал от Д., после чего предупредил представителя данного движения о вызове полиции в случае провокаций с их стороны на памятном мероприятии, которое является непродолжительным и состоит из коротких выступлений всех желающих у архитектурной композиции «Жернова репрессии», затем после панихиды по убиенным завершается возложением цветов к памятному знаку. Выступление представителя общественного движения «Б» было коротким, политических лозунгов не содержало и сводилось к необходимости молодежи помнить уроки истории; размещенная в сети «Интернет» видеозапись не соответствует содержанию его выступления, выполнена позже, не во время организованного мероприятия.
По свидетельству очевидцев В. (л.д. 65-68), Е. (л.д. 73-74) памятное мероприятие состояло из выступлений присутствующих на церемонии лиц, представитель общественного движения «Б» произнес траурную речь, которая политический характер не носила, по окончании всех выступлений состоялось возложение цветов к памятному знаку, после чего все разошлись.
Приведенные объяснения А. и показания свидетелей подтверждаются представленным стороной защиты фотоматериалом памятного мероприятия, из которого усматривается, что на момент выступлений различных ораторов, по одному подходящих к архитектурной композиции «Жернова репрессии», цветы возле памятного знака отсутствуют.
Из просмотренной в судебном заседании размещенной в сети «Интернет» видеозаписи видно, что на момент выступления представителя общественного движения «Б», стоящего в окружении своих сподвижников на фоне памятного знака жертвам политических репрессий, к памятнику уже возложены цветы.
Сама видеозапись какой-либо привязки к памятному мероприятию не содержит и с учетом открытого доступа к архитектурной композиции «Жернова репрессии» не позволяет сделать безусловный вывод о том, что содержащееся на ней выступление представителя общественного движения «Б» прозвучало на организованном КРОУ «» памятном мероприятии.
Представитель Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области К. в судебном заседании Калининградского областного суда пояснила, что административный орган не располагает доказательствами того обстоятельства, что размещенное в информационно — телекоммуникационной сети «Интернет» выступление представителя общественного движения «Б» состоялось 30 октября 2016 года на памятном мероприятии, организованном КРОУ «».
Согласно же позиции представителя Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Калининградской области З., данная некоммерческая организация как организатор памятного мероприятия должна отвечать не только за события, происходящие на самом мероприятии, но и за то, что происходит после его завершения, а именно, организатор мероприятия должен был воспрепятствовать общественному движению «Б», которое ставит перед собой политические цели прийти к власти, осуществить видеосъемку на фоне памятного знака.
Однако с такой позицией представителя административного органа суд не может согласиться и считает, что отсутствуют основания для вывода об участии 30 октября 2016 года некоммерческой организации в политической деятельности, т.е. по смыслу закона в организации и проведении политической акции в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.
Организованное и проведенное КРОУ «» 30 октября 2016 года, в день памяти жертв политических репрессий, отмечаемый в РФ с 1991 года, мероприятие не преследовало вышеназванные цели, обратное не доказано.
Само по себе участие преследующего политические цели общественного движения «Б» в траурном мероприятии, посвященном памяти жертв политических репрессий, не свидетельствует об организации КРОУ «» политической акции.
Содержание выступления представителя общественного движения «Б» на организованном мероприятии в ходе производства по делу об административном правонарушении не установлено.
Поскольку обязательный признак некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента — участие в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, у КРОУ «» отсутствует, последнее не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ, в связи с чем постановление судьи по эпизоду участия 30.10.2016 года в политической деятельности подлежит отмене, а производство по делу — прекращению в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд

решил:

постановление судьи Ленинградского районного суда г. Калининграда от 03 марта 2017 года по делу об административном правонарушении в отношении Калининградского регионального общественного учреждения «» по ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ отменить, производство по делу прекратить по эпизоду от 28.08.2014 года в связи с истечением срока привлечения к административной ответственности, по эпизоду от 30.10.2016 г. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Все о земельных спорах