Home / СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ / Решение Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 18.07.2017

Решение Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 18.07.2017

БУГУЛЬМИНСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

Мировой судья Кияева М.Б. N 12-141/2017

РЕШЕНИЕ
18 июля 2017 года город Бугульма
Бугульминский городской суд Республики Татарстан в составе:
председательствующего судьи Журавлева Т.Х.,
при секретаре Л.А.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Л.А.Н., родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> АССР, гражданина Российской Федерации, состоящего на регистрационном учете и проживающего по адресу: <адрес>
на постановление от ДД.ММ.ГГГГ по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N по Бугульминскому судебному району Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ Л.А.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 1000 рублей. Л.А.Н. обратился в суд с жалобой, просит признать обжалуемое постановление незаконным и отменить его, производство по делу прекратить в связи с отсутствием в его действиях события и состава правонарушения. В обоснование указал, что мировой судья подошел к рассмотрению дела формально, постановление не мотивировано, не исследовал материалы дела и не учел фактические обстоятельства дела. Опрошенные лица объяснения, которых находятся в материалах дела, не были предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 17.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому данные объяснения лиц не могут быть использованы в качестве доказательств. Постановление прокурора основывалось на доказательствах, полученных с нарушением закона. Мировой судья не дала правовую оценку тому, что отсутствовала объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Распоряжение минюста России от 15 марта 2017 года N 320-р является индивидуальным ненормативным актом и законной силы не имеет, соответственно не могло повлечь наступления административной ответственности. Данное распоряжение касалось только юридических лиц, а именно религиозных организаций «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы, то есть юридических лиц, а не иных религиозных объединений, включая религиозные группы, чья деятельность не была приостановлена. Суд не принял к сведению тот факт, что он не являлся членом какого-либо религиозного объединения, местной религиозной организации или членом централизованной религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», которой как таковой в городе Бугульме и <адрес> нет и не было. Считает, что обжалуемым постановлением на него распространен запрет, наложенный на деятельность местных религиозных организаций и централизованной религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», что нарушает его права, мировой судья своим постановлением незаконно включил его в члены религиозного объединения. Мировой судья не учел, что является недопустимым запрет гражданам реализовывать свое конституционное право на свободу вероисповедания, гарантированное статьей 28 Конституции Российской Федерации и статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Считает, что он мог исповедовать свою веру и присутствовать на богослужении, на которой присутствовали соверующие.
Жалоба подана в установленный законом срок.
В судебном заседании Л.А.Н. и его представитель ФИО1 жалобу поддержали, просили ее удовлетворить.
Помощник Бугульминского городского прокурора Республики Татарстан ФИО2 просила постановление мирового судьи оставить без изменения, поскольку оно законно и обоснованно.
Проверив доводы жалобы, заслушав Л.А.Н., ФИО1, поддержавших жалобу, изучив материалы дела, прихожу к следующему.
Статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях определено, что задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.
Согласно части 2 статьи 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении проверяются на основании имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов законность и обоснованность вынесенного постановления.
В соответствии с частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, а также участие в такой деятельности, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа на организаторов в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на участников — от пятисот до одной тысячи рублей.
Согласно статье 6 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 19.12.2016) «О некоммерческих организациях» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2017) общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей. Общественные и религиозные организации (объединения) вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых они созданы.
В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.
Согласно части 1 статьи 7 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозной группой в настоящем Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. В религиозную группу входят граждане Российской Федерации, а также могут входить иные лица, постоянно и на законных основаниях проживающие на территории Российской Федерации. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.
Согласно части 7 статьи 7 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях» деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация может быть ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности».
Согласно распоряжению Министерства юстиции Российской Федерации N 320-р от 15 марта 2017 года деятельность религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» с 15 марта 2017 года до рассмотрения Верховным Судом Российской Федерации административного искового заявления Министерства юстиции Российской Федерации о признании религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» экстремистской, запрете ее деятельности, ликвидации и исключении сведений из Единого государственного реестра юридических лиц. С момента приостановления деятельности Религиозной организации «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» приостанавливаются права Религиозной организации «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и входящих в ее структуру местных религиозных организаций свидетелей Иеговы как учредителей средств массовой информации, им запрещается пользоваться государственными и муниципальными средствами массовой информации, организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирование и иные массовые акции или публичные мероприятия, использовать банковские вклады, за исключением их использования для осуществления расчетов, связанных с их хозяйственной деятельностью возмещением причиненных их действиями убытков (ущерба), уплатой налогов, сборов или штрафов и расчетов по трудовым договорам.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 года N АКПИ 17-238 административное исковое заявление Министерства юстиции Российской Федерации о признании религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» экстремистской, запрете ее деятельности, ликвидации и исключении сведений из Единого государственного реестра юридических лиц удовлетворено. Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации ликвидированы, имущество ликвидируемой религиозной организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов обращено в собственность Российской Федерации. Данное решение суда вступило в законную силу 17 июля 2017 года.
Как следует из материалов дела, что, несмотря на приостановление деятельности Религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы 8 апреля 2017 года по адресу: <адрес> Л.А.Н., являясь членом религиозного объединения Свидетелей Иеговы, предоставил дом, принял участие в деятельности данного религиозного объединения, в отношении которого принято решение о приостановлении деятельности, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются собранными по делу и проверенными в судебном заседании доказательствами: постановлением Бугульминского городского прокурора от 17 апреля 2017 года, объяснением Л.А.Н., распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации о приостановлении деятельности религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» N 320-р от 15 марта 2017 года, телефонным сообщением, протоколом осмотра места происшествия от 8 апреля 2017 года, фотоснимками, объяснениями соверующих ФИО3, ФИО4, ФИО5, рапортом сотрудника полиции ФИО6, объяснением ФИО7, рапортом об обнаружении признаков административного правонарушения.
Довод Л.А.Н. о признании досудебных опросов недопустимыми доказательствами, не соответствует действительности, так как опрашиваемым лицам были предварительно разъяснены их права и обязанности, положения статьи 51 Конституции Российской Федерации.
Довод Л.А.Н. о том, что он не является членом религиозного объединения, опровергаются материалами дела. Согласно объяснению Л.А.Н. он указывает, что является неофициальным представителем движения «Свидетели Иеговы», в его доме периодически собираются соверующие для чтения библии и совершения молитв, просмотра видеороликов на различные библейские темы.
Довод Л.А.Н. о том, что приостановление деятельности какого-либо религиозного объединения не лишает физических лиц — участников такого объединения — их конституционных прав на свободу совести и вероисповедания, основан на неверном толковании закона.
Действительно, статьей 28 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Однако, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.11.1999 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» указывается, что в демократическом обществе с присущим ему религиозным плюрализмом, как следует из статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений статьи 18 (пункты 2 и 3) Международного пакта о гражданских и политических правах, а также статьи 9 (пункт 2) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ограничения затрагивающие свободу вероисповедания могут быть предусмотрены законом, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.
Так, например, организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, а также участие в такой деятельности, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи предусматривает наступление административной ответственности по части 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Согласно распоряжения Министерства юстиции РФ от 15.03.2017 г. N 320-р деятельность Религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» приостановлена с 15 марта 2017 года до рассмотрения административного искового заявления о признании Религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» экстремистской, запрете ее деятельности, ликвидации и исключении сведений из Единого государственного реестра юридических лиц.
Таким образом, действия Л.А.Н. правильно квалифицированы части 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и не вступают в противоречие со статьей 28 Конституции Российской Федерации.
Довод Л.А.Н. о том, что для объективной стороны состава указанного административного правонарушения необходимо наличие решения о приостановлении деятельности объединения, имеющего законную силу, а распоряжение Минюста РФ N 320-р от 15.03.2017 г. является индивидуальным ненормативным актом и поэтому законной силы не имеет, не соответствует действительности.
Объективную сторону по части 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях образуют действия по организации деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, а также участие в такой деятельности, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 комментируемой статьи.
Во всех случаях решение о ликвидации общественного объединения или запрете деятельности общественного объединения, не являющегося юридическим лицом, о ликвидации религиозной организации или запрете на деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, принимается в судебном порядке.
Решения о приостановлении деятельности указанных объединений и организаций принимают уполномоченные на то соответствующим федеральным законом органы исполнительной власти или прокуроры.
Нормативным правовым актом является письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение и отмену правовых норм. Нормативным правовым актом может быть как постоянно действующий, так и временный акт, рассчитанный на четко установленный срок, определяемый конкретной датой или наступлением того или иного события.
При этом, в соответствии с юридической силой нормативные правовые акты подразделяются на законы (законы РФ и законы субъектов РФ), подзаконные акты, международные договоры и соглашения, внутригосударственные договоры.
Подзаконные акты — это нормативные правовые акты, издаваемые на основе и во исполнение законов. Они могут конкретизировать нормы законов, толковать их или устанавливать новые нормы, но при этом должны соответствовать и не противоречить законам. Подзаконные акты являются средством реализации законодательных норм.
Они, в свою очередь, также подразделяются на несколько видов в зависимости от положения и компетенции органа, издавшего подзаконный акт, и также имеют иерархическую структуру.
Распоряжения различных министерств относятся к актам федеральных органов исполнительной власти (ведомственные акты) и издаются на основе и во исполнение не только Конституции РФ, законов РФ, указов Президента, но и постановлений Правительства РФ. Подзаконные акты субъектов РФ имеют свою иерархическую структуру и распространяются на все лица и иные субъекты права, находящиеся на территории соответствующего субъекта РФ.
Таким образом, Распоряжение Министерства юстиции РФ N 320-р от 15.03.2017 г. имеет законную силу, и на его основе правомочно приостановлена деятельность Религиозной организации «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящих в ее структуру местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы.
При этом организация деятельности и участие в деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности, влекут административную ответственность, а совершение указанных действий при наличии вступившего в законную силу решения о ликвидации или запрете деятельности общественного или религиозного объединения в связи с осуществлением им экстремистской деятельности влечет уголовную ответственность.
В силу пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. При этом, согласно части 2 указанной статьи руководитель (представитель) религиозной группы или руководящий орган (центр) централизованной религиозной организации в случае, если религиозная группа входит в ее структуру, в письменной форме уведомляет о начале деятельности религиозной группы орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, по месту осуществления деятельности религиозной группы.
В уведомлении о начале деятельности религиозной группы указываются сведения об основах вероисповедания, о местах совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, руководителе (представителе), гражданах, входящих в религиозную группу, с указанием их фамилий, имен, отчеств, адресов места жительства. Уведомление о начале деятельности религиозной группы составляется по форме, утвержденной органом, уполномоченным принимать решение о государственной регистрации религиозной организации.
Религиозная группа представляет уведомление о продолжении своей деятельности не реже одного раза в три года со дня последнего уведомления органа, уполномоченного принимать решение о государственной регистрации религиозной организации.
В материалах дела, равно как и в апелляционной жалобе, не содержится доказательств того, что Л.А.Н. участвовал в проведении богослужения именно в религиозной группе (уведомления о начале деятельности религиозной группы), кроме того, несмотря на то, что деятельность религиозных групп, в отличие от религиозных организаций, не подлежит официальной регистрации, отсутствие регистрации не отменяет возможности привлечения отдельных членов религиозных групп к административной ответственности за нарушение законодательства, например, по части 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В тоже время доказательств того, что Л.А.Н. является именно организатором религиозного объединения в материалах дела не имеется, и в судебном заседании не представлено. Поэтому суд апелляционной инстанции считает, что Л.А.Н. принимал участие в деятельности религиозного объединения, в отношении которого действует имеющее законную силу решение о приостановлении его деятельности. С учетом личности виновного, отсутствия сведений о привлечении к административной ответственности ранее, суд считает возможным назначить административный штраф в минимальном размере, предусмотренный санкцией части 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится одно из решений, в том числе об изменении постановления, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление.
Руководствуясь статьей 30.6, пунктом 2 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд

решил:

Постановление мирового судьи судебного участка N 5 по Бугульминскому судебному району Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Л.А.Н. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях изменить, снизить размер назначенного Л.А.Н. административного штрафа до 500 рублей.
В остальной части постановление оставить без изменения.
Жалобу Л.А.Н. оставить без удовлетворения.

Все о земельных спорах

Обратиться к юристу