Home / Uncategorized / Апелляционное определение Челябинского областного суда от 11.11.2016

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 11.11.2016

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 ноября 2016 г. по делу N 11-16800/2016

Судья Потехина Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:
председательствующего Храмцовой О.Н.
судей Шумаковой Н.В., Нилова С.Ф.
при секретаре Ч.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе К. на решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 12 сентября 2016 года по гражданскому делу по иску К. к Б. о взыскании денежных средств.
Заслушав доклад судьи Храмцовой О.Н. об обстоятельствах дела, доводах апелляционной жалобы, объяснения представителя истца — по ордеру адвоката Блюденова К.Г., поддержавшего апелляционную жалобу, судебная коллегия

установила:

К. обратился в суд с иском к Б. о взыскании денежных средств в размере *** руб. *** коп. Мотивируя исковые требования, истец сослался на соглашение о сотрудничестве от 22 октября 2014 года, по условиям которого истец (инвестор) предоставил в управление ответчику (трейдеру) торговый счет для совершения сделок купли-продажи валюты на международном рынке Forex, сообщив соответствующие логин и пароль для осуществления управления данным счетом. В результате совершения финансовых операций трейдером Б., инвестору К. причинены убытки, денежные средства на счете составили *** долларов США. По условиям соглашения максимальный размер рискового капитала, за который ответчик, как трейдер, несет ответственность, составляет не более 15% от размера депозита. Поскольку сумма снижения депозита составила *** долларов США, сумма рискового капитала равна *** долларов США, соответственно, ответчик снизил депозит на *** долларов США, что эквивалентно *** руб. *** коп.
Истец К., ответчик Б. в судебное заседание суда первой инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела были извещены надлежащим образом. Истец К. ходатайствовал о рассмотрении дела без его участия.
Представитель истца К. — адвокат Блюденов К.Г., действующий на основании ордера, в судебном заседании суда первой инстанции поддержал заявленные истцом исковые требования по основаниям и доводам иска.
Суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований К.
В апелляционной жалобе К. просит отменить решение суда первой инстанции, принять по делу новый судебный акт. Апеллянт считает необоснованными выводы суда о том, что предъявленные исковые требования не подлежат судебной защите, со ссылкой на решение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2002 года N 282. Настаивает на том, что заключенное соглашение о сотрудничестве является договором присоединения, его условия были предложены трейдером инвестору, то есть инициатива управления счетом исходила от трейдера. По утверждению заявителя жалобы, он заключил соглашение на управление своим торговым счетом за вознаграждение, при условии, что трейдер не может снижать сумму инвестора более чем на 15%. Толкуя условия спорного соглашения и его субъектный состав, апеллянт констатирует, что ответчик, выступая трейдером, управлял денежными средствами, а не вел от имени истца сделки, как указал суд в оспариваемом решении. Помимо прочего, просит учесть, что неоднократно выплачивал трейдеру вознаграждение, что отражено в расписках, приобщенных к материалам дела, и свидетельствует о выполнении истцом его части обязательств по договору. Отмечает, что, выступая инвестором, не имел интереса потерять денежные средства в размере *** долларов США.
Истец К., ответчик Б. в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены. Информация о рассмотрении дела была заблаговременно размещена на официальном сайте Челябинского областного суда, в связи с чем, на основании статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГПК РФ), судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.
Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией в порядке, установленном главой 39 ГПК РФ, с учетом положений ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, по смыслу которой повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционной жалобы, и в рамках тех требований, которые были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.
Заслушав пояснения представителя истца, проверив письменные материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.
Судом установлено и следует из материалов дела, что 22 октября 2014 года между К. (инвестор) и Б. (трейдер) было заключено соглашение о сотрудничестве, по условиям которого инвестор предоставляет трейдеру в управление торговый счет N *** для совершения сделок купли-продажи валюты на международном рынке Forex, для осуществления торговли инвестор сообщает трейдеру логин и пароль для управления данным счетом. (л.д. 8 — 9).
В соответствии с пунктом 2.1 соглашения инвестор вносит на свой счет депозит в размере *** долларов США. Размер рискового капитала (максимально допустимого размера снижения текущего депозита инвестора при осуществлении торговли трейдером на рынке Forex со счета инвестора) составляет не более 15% от размера депозита или *** долларов США. (п. 2.7 соглашения).
Подписывая данное соглашение, инвестор подтвердил, что ознакомлен с рисками, связанными с проведением операций на валютном рынке на маржинальном торговом счете, а также не будет иметь материальных претензий к трейдеру в случае снижения текущего депозита в рамках рискового капитала, (п. 2.8 соглашения). В свою очередь, трейдер подтвердил, что ознакомлен с рисками, связанными с проведением операций на валютном рынке на маржинальном торговом счете, а также с тем, что при снижении текущего депозита на сумму, превышающую размер рискового капитала за любые потери на торговом счете инвестора, трейдер несет личную материальную ответственность, (пункт 2.9 соглашения).
Поводом для обращения К. в суд с настоящими исковыми требованиями послужило снижение депозита на *** долларов США, то есть на сумму, превышающую пределы рискового капитала, равного *** долларов США. Указанное обстоятельство явилось, по мнению истца, основанием для возложения на Б. (трейдера) гражданско-правовой ответственности в размере *** руб. *** коп. (*** долларов США, при курсе доллара на 05 марта 2016 г. *** руб. *** коп.).
Разрешая заявленный спор по существу и анализируя условия представленного истцом соглашения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований К., так как предметом соглашения о сотрудничестве фактически является ведение от имени и в интересах истца сделок купли-продажи валюты на международном валютном рынке FOREX, соглашение регулирует отношения сторон, связанные с участием в биржевой игре, которая основана на взаимном риске, и ее результат зависит от наступления или не наступления случайных обстоятельств, денежные средства истца были утрачены в результате игры. Все сделки на валютном рынке FOREX — биржевые игры, согласно статье 1062 ГК РФ требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари и участием в них, не подлежат защите.
У судебной коллегии нет оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции, так как они основаны на правильно установленных обстоятельствах, а также собранных по делу доказательствах, которым дана правильная и надлежащая оценка в соответствии с положениями ст. ст. 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильном применении норм материального и процессуального права.
Обжалуя в апелляционном порядке решение суда первой инстанции, К. апеллирует тем, что ответчик (трейдер) управлял денежными средствами, а не вел от имени истца сделки. Анализируя апелляционную жалобу, судебная коллегия приходит к выводу, что апеллянт отрицает квалификацию спорных правоотношений сторон, как организацию игр или пари, участие в которых не подлежит судебной защите.
Суд апелляционной инстанции считает, что представленная в жалобе позиция апеллянта основана на ошибочном толковании действующего законодательства и договорной природы отношений сторон. При этом судебная коллегия считает необходимым отметить следующее.
В соответствии с частью 1 статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ) требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в пункте 5 статьи 1063 настоящего Кодекса.
В силу пункта 2 указанной статьи, на требования, связанные с участием в сделках, предусматривающих обязанность стороны или сторон сделки уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цен на товары, ценные бумаги, курса соответствующей валюты, величины процентных ставок, уровня инфляции или от значений, рассчитываемых на основании совокупности указанных показателей, либо от наступления иного обстоятельства, которое предусмотрено законом и относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит, правила настоящей главы не распространяются. Указанные требования подлежат судебной защите, если хотя бы одной из сторон сделки является юридическое лицо, получившее лицензию на осуществление банковских операций или лицензию на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, либо хотя бы одной из сторон сделки, заключенной на бирже, является юридическое лицо, получившее лицензию, на основании которой возможно заключение сделок на бирже. Требования, связанные с участием граждан в указанных в настоящем пункте сделках, подлежат судебной защите только при условии их заключения на бирже, а также в иных случаях, предусмотренных законом.
Принимая во внимание, что соглашение сторон фактически регулирует отношения сторон, связанные с участием в биржевой игре, которая основана на взаимном риске и ее результат зависит от наступления или не наступления случайных обстоятельств, денежные средства, отыскиваемые истцом, были им утрачены в результате игры, вывод суда первой инстанции о том, что требования истца, основанные на игровой сделке, не подлежат судебной защите, является верным.
Проанализировав условия соглашения о сотрудничестве от 22 октября 2014 года, судебная коллегия приходит к выводу о том, что между сторонами сложились правоотношения по ведению Б. от имени и в интересах К. сделок купли-продажи валюты на международном рынке FOREX, направленных на получение прибыли в зависимости от колебаний курса валют, что по существу является способом формирования механизма биржевой игры на колебании курса валют.
Согласно позиции Минфина Российской Федерации, изложенной в письме от 23 июня 2005 года N 03-03-04/2/12, сделки с валютой на рынке FOREX являются биржевыми играми, которые, в свою очередь, представляют собой разновидность игр и пари, осуществляемых их участниками на свой страх и риск.
Таким образом, требования истца, связанные с его участием в играх на валютном рынке, в силу статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации судебной защите не подлежат, соответственно, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для предоставления судебной защиты требованиям К.
Доказательств принятия истцом решения об участии в игре под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения ответчика с кем-либо, материалы дела не содержат, при заключении соглашения от 24 апреля 2014 года истец знал о том, что стороны принимают на себя риски неблагоприятного для той или иной стороны изменения валютного курса.
Принимая во внимание, что соглашение фактически регулирует отношения сторон, связанные с участием в биржевой игре, которая основана на взаимном риске и ее результат зависит от наступления или не наступления случайных обстоятельств, денежные средства, требуемые к взысканию истцом, были им утрачены в результате игры, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что исковые требования, основанные на игровой сделке, не подлежат судебной защите.
Доводы апеллянта о том, что требования истца подлежат защите, были оценены судом первой инстанции при вынесении решения. Квалификация истца спорного соглашения о сотрудничестве, как договора присоединения, примечание апеллянта о том, что судом не выяснились обстоятельства того, как именно истец (инвестор) понимал условия спорного соглашения, не могут быть основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку заключенный между сторонами договор следует квалифицировать как рисковую сделку, соответственно, отсутствуют правовые основания для возложения на ответчика обязанности по возмещению денежных средств, утраченных во время игры, за последствия которой трейдер отвечать не может в силу их рискованности.
В соответствии с действующим законодательством, при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений; буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом, если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора; при этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, последующее поведение сторон.
Судебная коллегия отмечает, что содержание спорного соглашения позволяет установить предмет соглашения, права и обязанности сторон, порядок и условия совершения сделок при управлении торговым счетом. Имея сомнения (вопросы) в толковании условий соглашения, К. в силу пункта 1.5 соглашения о сотрудничестве не был лишен права в одностороннем порядке расторгнуть данное соглашение, чего инвестором не было сделано.
Указание апеллянта на предоставление ответчику вознаграждения не имеет правового значения для разрешения настоящего спора. В данном случае инвестор выполнял обязательство, предусмотренное пунктом 2.6 соглашения о сотрудничестве (распределение прибыли), вместе с тем данные обязательства в силу прямого указания закона не обеспечиваются судебной защитой.
Доводы жалобы не опровергают правильность выводов суда, направлены на переоценку доказательств по делу, установленных и исследованных судом в соответствии со статьей 67 ГПК РФ. Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения суда первой инстанции, судебная коллегия также не усматривает. При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Курчатовского районного суда г. Челябинска от 12 сентября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К. — без удовлетворения.

Все о земельных спорах